Preview

Журнал микробиологии, эпидемиологии и иммунобиологии

Расширенный поиск

Уровень серопревалентности к SARS-CoV-2 среди жителей Хабаровского края на фоне эпидемии COVID-19

https://doi.org/10.36233/0372-9311-92

Полный текст:

Аннотация

Введение. В Хабаровском крае первые 3 случая заболевания COVID-19 диагностированы 19 марта 2020 г., они были завозными из Аргентины (транзит через Италию). Эпидемический процесс COVID-19 в Хабаровском крае характеризуется медленным нарастанием заболеваемости, в период проведения исследования серопревалентности к вирусу SARS-CoV-2 показатели заболеваемости варьировали от 35,9 до 39,1 на 100 тыс. населения. В последующие 5 нед продолжился рост заболеваемости, максимальный уровень составил 67,3 на 100 тыс. населения. Статистически значимое снижение заболеваемости отмечалось в первой декаде августа.
Цель. Определение уровня и структуры популяционного иммунитета к вирусу SARS-CoV-2 среди населения Хабаровского края в период интенсивного распространения COVID-19 (с 9 по 21 июня 2020 г.). Материалы и методы. Работа проводилась в рамках первого этапа широкомасштабного проекта Роспотребнадзора по оценке популяционного иммунитета к вирусу SARS-CoV-2 среди населения России с учетом протокола, рекомендованного ВОЗ. Отбор волонтеров для исследования проводили методом анкетирования и рандомизации путем случайной выборки. В анализ включены результаты обследования 2675 человек. Количество волонтеров во всех возрастных группах было сопоставимым.
Результаты. Коллективный иммунитет населения Хабаровского края составил 19,6%. Максимальный уровень популяционного иммунитета установлен у детей 14–17 (34,4%) и 7–13 лет (24,8%), лиц старше 70 лет (22,6%). Наибольший уровень серопозитивности, кроме детей и пожилых, выявлен среди работников образования (26,7%), наименьший — у военных (8,7%) и безработных (8,3%). Статистически значимых различий по уровню серопревалентности между мужчинами и женщинами не установлено.
Выводы. В результате сероэпидемиологического исследования показано, что в Хабаровском крае при наличии контактов с больными COVID-19 вероятность сероконверсии увеличилась в 1,4 раза. После перенесенной инфекции COVID-19 антитела выявлялись в 58,9% случаев. У лиц с позитивным результатом ПЦР-анализа, полученным ранее, антитела выявлены в 50% случаев. Установлена высокая доля бессимптомной инфекции среди серопозитивных волонтеров — 93,7%.

Введение

Пандемия COVID-19 была объявлена ВОЗ в феврале 2020 г. [1]. Инфекция распространяется с такой скоростью, которая заставляет ученых и политиков всего мира предпринимать беспрецедентные меры контроля эпидемического процесса.

В Хабаровском крае первые 3 случая заболевания диагностированы 19 марта 2020 г., эти случаи были завозными из Аргентины (транзит через Италию). Эпидемический процесс COVID-19 в Хабаровском крае характеризовался медленным нарастанием заболеваемости в течение 18 нед (рис. 1).


Рис. 1
. Заболеваемость COVID-19 в Хабаровском крае в 2020 г.
Cтрелки — начало и окончание периода взятия проб крови для определения специфических антител к SARS-CoV-2 (09–16.06.2020).
Fig. 1. The incidence of COVID-19 in the Khabarovsk Krai in 2020.
Arrows mark the beginning and the end of the blood sampling period for the determination of specific antibodies to SARS-CoV-2 (09–16.06.2020).

В период проведения исследования серопревалентности к вирусу SARS-CoV-2 показатели варьировали от 35,9 (95% доверительный интервал (ДИ) 32,7–39,3) до 39,1 (95% ДИ 35,8–42,7) на 100 тыс. населения. В последующие 5 нед отмечалось увеличение числа случаев, максимального уровня — 67,3 (95% ДИ 62,9–71,8) на 100 тыс. населения — заболеваемость достигла 20 июля 2020 г. В первой декаде августа установлено статистически значимое снижение заболеваемости. Исследование популяционного иммунитета было проведено с 9 по 21 июня 2020 г. в период нарастания интенсивности эпидемии COVID-19.

Географическое расположение Хабаровского края представляет интерес в связи с тем, что на юго-востоке по реке Уссури он имеет границу с территорией КНР (провинция Хейлунцзян). Это представляется существенным эпидемиологическим фактором, обусловливающим трансграничную миграцию и реальную вероятность завоза инфекции.

Формирование популяционного иммунитета к вирусу SARS-CoV-2 приобретает особое значение для контроля эпидемиологической обстановки и планирования комплекса мероприятий по специфической и неспецифической профилактике COVID-19 [2]. Отсюда следует, что наличие широкой иммунной прослойки будет предпосылкой эффективного снижения скорости распространения инфекции.

Уровень популяционного иммунитета населения определяет вероятность распространения и тяжесть течения любого массового инфекционного заболевания [3][4]. В наивной популяции патогенный возбудитель, вызвавший эпидемическую вспышку, может неконтролируемо циркулировать, вызывая манифестные формы инфекции [5]. Если патоген обладает высокой контагиозностью, как, например, возбудители острых респираторных вирусных инфекций, в том числе SARS-CoV-2, то заболевание приобретает эпидемический характер и может существовать до того момента, пока число серопозитивных лиц не превысит число серонегативных. Применительно к COVID-19 считается, что этот порог составляет 60–70% вовлеченных в эпидемический процесс [6]. Вместе с тем эпидемический порог не является величиной застывшей и может изменяться в зависимости от конкретных условий жизнедеятельности, климатогеографических условий, интенсивности миграции населения, степени развития туризма и др. 

Целью сероэпидемиологического исследования было определение уровня и структуры популяционного иммунитета к вирусу SARS-CoV-2 среди населения Хабаровского края в период интенсивного распространения COVID-19.

Материалы и методы

Работа проводилась в рамках первого этапа широкомасштабной программы Роспотребнадзора по оценке популяционного иммунитета к вирусу SARS-CoV-2 у населения России, разработанной с учетом протокола, рекомендованного ВОЗ [2]. Исследование одобрено локальным этическим комитетом ФБУН НИИ эпидемиологии и микробиологии им. Пастера. Перед началом исследования все участники или их юридические представители были ознакомлены с целью, методикой исследования и подписали информированное согласие.

Отбор волонтеров для исследования проводили методом анкетирования и рандомизации путем случайной выборки. Критерием исключения была активная инфекция COVID-19 в момент анкетирования.

Объем выборки определяли по формуле:

где:
n — объем выборки;
t — уровень точности (для 95% ДИ t = 1,96);
p — оценочная распространенность изучаемого явления (при 50% p = 0,5);
m — допустимая ошибка 5% [7].

Всего анкеты заполнили 7216 волонтеров, из них у 2688 человек отбирали пробы крови из вены для последующего исследования на наличие специфических антител к SARS-CoV-2. В анализ включены результаты обследования 2675 человек.

Возраст обследованных добровольцев варьировал от 1 года до 70 лет и старше (табл. 1).

Таблица 1. Серопревалентность к вирусу SARS-CoV-2 у жителей Хабаровского края разных возрастных групп
Table 1. Seroprevalence to SARS-CoV-2 virus in residents of the Khabarovsk Krai of different age groups

Число волонтеров во всех возрастных группах было сопоставимым. Учитывая особенности детского возраста, первую группу разделили на три подгруппы: 1–6, 7–13 и 14–17 лет. Из всей когорты волонтеров доля лиц с наличием верифицированного диагноза COVID-19 в анамнезе составила 2,1% (n = 56).

Пробы крови волонтеров отбирали в вакутейнеры с ЭДТА и центрифугировали. Плазму отделяли от клеточных элементов, переносили в пластиковые пробирки и хранили до исследования при 4°С. Содержание антител к SARS-CoV-2 определяли методом иммуноферментного анализа (ИФА) с использованием набора реагентов для анализа сыворотки или плазмы крови человека на наличие специфических иммуноглобулинов класса G (IgG) к нуклеокапсиду вируса SARS-CoV-2 (ФБУНГНЦ ПМБ Роспотребнадзора). Результаты учитывали качественным методом и считали положительными при превышении уровня cut-off [2].

Статистическую обработку проводили с использованием методов вариационной статистики с помощью статистического пакета Excel и программного продукта «WinPepi v.11.65»). Для оценки достоверности различий сравниваемых показателей использовали ДИ и уровень вероятности. Тенденция заболеваемости COVID-19 в Хабаровском крае рассчитана методом регрессионного анализа.

Результаты

Уровень серопревалентности среди населения Хабаровского края

Серопревалентность к SARS-CoV-2 среди жителей Хабаровского края во всей когорте обследованных составила 19,6%. По возрастным группам показатели серопревалентности варьировали в диапазоне от 14,7 до 34,4% (табл. 1). Максимальный уровень сероконверсии выявлен в детской возрастной группе (преимущественно за счет детей в возрасте 14–17 лет). В старшей возрастной группе (50 лет и старше) уровень серопревалентности существенно не отличался от таковой среди детей 1–17 лет. Обращает на себя внимание сравнительно низкий уровень сероконверсии у лиц 30–39 и 40–49 лет (рис. 1), различия с детской группой статистически значимы в возрасте 40–49 лет (p < 0,05).

При анализе гендерно-возрастного распределения серопревалентности установлено, что указанная выше тенденция характерна как для мужчин, так и для женщин (рис. 2).


Рис. 2
. Серопревалентность в различных возрастных группах мужского и женского населения Хабаровского края в 2020 г.
Различия между показателями мужчин и женщин статистически не значимы.
Fig. 2. Seroprevalence in different age groups of the male and female population of the Khabarovsk Krai in 2020.
The differences between the indicators of men and women are not statistically significant.

При анализе районной структуры серопревалентности обращает на себя внимание значительная неравномерность выборки (табл. 2). Наибольшее число волонтеров (2421 человек; 90,5%) было обследовано в Хабаровске, в остальных регионах число обследованных составило 254 человека. Анализ имеющихся данных не показал каких-либо региональных особенностей серопревалентности в представленных районах. Можно лишь отметить некоторые колебания данного показателя. Так, наименьшая серопревалентность отмечена в Комсомольске-на-Амуре (10,0%), наибольшая — в Ульчском районе (24,2%). Вместе с тем объемы выборок оказались невелики, и можно предположить, что увеличение численности обследованных в районах могло дать более точные результаты, поскольку на максимальной выборке непосредственно в Хабаровске уровень серопревалентности составил 19,7%, что практически идентично среднепопуляционному показателю (19,6%).

Таблица 2. Уровень серопревалентности и заболеваемости в районах Хабаровского края (по состоянию на 09.06.2020)
Table 2. Level of seroprevalence and morbidity in the districts of the Khabarovsk Krai (as of June 9, 2020)


Примечание. *В Амурском, Бикинском, Вяземском, Николаевском, Совгаванском районах в сумме обследованы 37 человек, из них 6 (16,2%) человек с положительным результатом на антитела.
Note. *In Amursky, Bikinsky, Vyazemsky, Nikolaevsky, Sovgavansky districts a total of 37 people were examined, including 6 (16.2%) people with a positive result for antibodies.

Значительный интерес представляет сопоставление серопревалентности к вирусу SARSCoV-2 и заболеваемости инфекцией COVID-19 в городах и районах Хабаровского края. Можно предположить, что между этими двумя показателями существует вероятностная связь: чем выше заболеваемость, тем выше риск инфицирования населения небольшими дозами возбудителя, которые не вызывают манифестную форму заболевания, но приводят к инаппарантной сероконверсии, проявляющейся в выработке адаптивного иммунного ответа, в том числе секреции антител к вирусу SARS-CoV-2 [8].

Результаты исследования в Хабаровском крае показали, что наиболее высокий уровень заболеваемости (1055,89 на 100 тыс. населения) и серопревалентности (24,2%) отмечался в Ульчском районе (табл. 2). Второе место по заболеваемости занимал город Хабаровск (341,02 на 100 тыс.), показатель серопревалентности составил 19,7%.

При исследовании связи между уровнем заболеваемости и серопревалентности в районах Хабаровского края, описываемой уравнением y = 3,386ln(x) + 0,1562, установлено, что указанная логарифмическая зависимость свидетельствует о наличии связи между сопоставляемыми показателями (рис. 3). Коэффициент корреляции r = 0,66 (p = 0,1) позволяет говорить только о тенденции процесса, что связано с небольшим количеством районов, в которых получены репрезентативные данные о серопревалентности к вирусу SARS-CoV-2.


Рис. 3
. Зависимость между серопревалентностью к SARS-CoV-2 и заболеваемостью COVID-19 среди волонтеров Хабаровского края.
Коэффициент корреляции (rS) составил 0,66, пороговое значение rSt при p < 0,05 равно 0,7. Поскольку rS < rSt, то достоверная корреляционная связь между сравниваемыми показателями не выявлена.
Fig. 3. The relationship between SARS-CoV-2 seroprevalence and COVID-19 morbidity among the volunteers of the Khabarovsk Krai.
The correlation coefficient (rS) was 0.66 rSt threshold value at p < 0.05 is equal to 0.7. Since rS < rSt, a significant correlation between compared indicators not identified.

Влияние факторов риска на уровень серопревалентности

Определенное влияние на уровень серопревалентности могут оказывать социально-профессиональные факторы, в частности сфера деятельности (табл. 4).

Таблица 4. Влияние социально-профессиональных факторов на уровень серопревалентности среди населения Хабаровского края
Table 4. Influence of social and professional factors on the level of seroprevalence among the population of the Khabarovsk Krai

Представленные результаты согласуются с аналогичными данными по Ленинградской области с некоторыми отличиями [9]. Так, наиболее высокие уровни сероконверсии отмечены у работников образования, а также среди детей в возрасте 7–13 и 14–17 лет. Можно предположить, что такие результаты обусловлены совместным вовлечением в учебный процесс и связанными с этим более активными контактами между упомянутыми группами населения. Несколько неожиданным оказался невысокий уровень сероконверсии у военнослужащих. Этот факт нуждается в дополнительном исследовании, можно предположить, что он связан с известной изолированностью воинских коллективов. В других регионах России выявлен более высокий уровень сероконверсии среди безработных, однако в Хабаровском крае это не установлено.

Серопревалентность среди лиц, перенесших COVID-19 и имеющих положительную реакцию ПЦР РНК вируса SARS-CoV-2

Среди обследованных волонтеров 56 (2,1%) человек указали на перенесенную в анамнезе инфекцию COVID-19. В этой группе добровольцев IgG-антитела к SARS-CoV-2 встречались у 58,9% лиц практически в равной степени как среди женщин, так и среди мужчин. У волонтеров, не имевших в анамнезе перенесенной инфекции, антитела к SARS-CoV-2 обнаружены в 18,8% случаев. Различия статистически значимы (p < 0,05). Эти результаты согласуются с данными литературы о том, что в ИФА среди переболевших COVID-19 антитела к SARSCoV-2 могут выявляться в 55% случаев и более [10].

Другим важным аспектом обсуждаемой проблемы является связь между серопревалентностью и обнаружением вирусной РНК. Согласно существующим представлениям, только одно определение РНК в ПЦР или IgG в ИФА может оказаться недостаточным для точной диагностики имеющегося СOVID-19 [11]. Из числа волонтеров Хабаровского края, которые сообщили о положительной ПЦР на наличие РНК SARS-CoV-2, у 50% были выявлены специфические IgG-антитела, при этом среди лиц с отрицательными результатами ПЦР специфические антитела обнаружены только у 26,4% волонтеров. Гендерных различий в обеих группах не выявлено. Оценить значимость полученных результатов не представляется возможным, поскольку неизвестен интервал между постановкой ПЦР и определением IgG-антител к SARS-CoV-2.

На вопрос анкеты о наличии или отсутствии контактов с больными COVID-19 ответили 2674 человека, из них 314 (11,7%) — положительно. В эту группу вошли 84 мужчины и 230 женщин. Соответственно, выборка лиц, не контактировавших с больными, включала 2360 человек (777 мужчин и 1583 женщины).

В результате серодиагностики в когорте волонтеров, имевших контакт с больными COVID-19, доля серопозитивных лиц составила 25,8% (табл. 5). Показатели серопревалентности среди мужчин и женщин в этой группе существенно не различались. Среди волонтеров, не имевших контакта с больными, доля серопозитивных лиц была 18,8%, различия статистически значимы (p < 0,05).

Таблица 5. Наличие антител к SARS-CoV-2 в сыворотке крови в зависимости от анамнестического контакта с больными COVID-19 в Хабаровском крае
Table 5. Presence of antibodies to SARS-CoV-2 in blood serum, depending on the history of contact with patients with COVID-19 in the Khabarovsk Krai

Для лиц, инфицированных SARS-CoV-2, характерным признаком является высокая частота бессимптомных форм инфекции [12][13]. При исследовании феномена серопревалентности среди волонтеров Хабаровского края расчет бессимптомных форм проводили следующим образом: из числа серопозитивных лиц вычитали тех, в анамнезе которых не было указано наличие диагноза COVID-19 и/или положительного результата ПЦР. В связи с критериями включения лица с признаками ОРЗ исключались на первом этапе (выбор волонтеров для сдачи крови).

В результате проведенного исследования выявлен высокий уровень бессимптомных форм среди серопозитивных волонтеров (табл. 6). Наименьшая доля лиц с бессимптомным течением COVID-19 отмечена среди лиц возрастной группы 50–59 лет (88,8%), при этом в целом по Хабаровскому краю этот показатель составил 93,7%, причем в остальных возрастных группах он варьировал в пределах 91,5–98,2%. Анализ достоверности различий показал, что имеющаяся дисперсия невелика и статистически не значима (p > 0,05).

Таблица 6. Доля лиц с бессимптомным течением COVID-19, в том числе в различных возрастных группах, в Хабаровском крае в июне 2020 г.
Table 6. The proportion of people with asymptomatic COVID-19 in different age groups in the Khabarovsk Krai in June 2020

Обсуждение

В результате сероэпидемиологического исследования в Хабаровском крае установлено, что общая серопозитивность на IgG-антитела к SARS-CoV-2 в период нарастания интенсивности эпидемического процесса COVID-19 составила 19,6%. Этот показатель существенно не отличается от уровня серопревалентности в Ленинградской области (20,7%). Результаты тестирования дают основание полагать, что в настоящий период времени, независимо от пола, риск заражения COVID-19 наиболее высок для населения активного, трудоспособного возраста, особенно в диапазоне 30–49 лет (уровень выявления антител в этой группе составил 14,7–15,4%).

К территориям наиболее высокого риска заражения вирусом SARS-CoV-2 предположительно можно отнести г. Комсомольск-на-Амуре, Хабаровский район и некоторые другие. Однако данный вывод требует дальнейшего изучения из за малой выборки, полученной в ходе настоящего исследования для ряда административных образований.

Установлен высокий (93,7%) удельный вес бессимптомных форм COVID-19 среди лиц с наличием в сыворотке крови антител к возбудителю SARS-CoV-2. Также отмечается относительно низкая стойкость выработанного иммунитета после перенесенной инфекции — лишь у 58,9% обследованных волонтеров были выявлены антитела. Аналогичные результаты получены и при оценке данных лиц с положительным анализом ПЦР в анамнезе (50,0%). Гендерных отличий в обеих группах не отмечено. Выявлена статистически значимая более высокая доля серопозитивных лиц среди контактировавших с больными COVID-19 по сравнению с волонтерами, не имевшими контакта, — 25,8 и 18,6% соответственно. Наименьший уровень серопревалентности установлен в группах безработных граждан и военнослужащих, наибольший — среди детей школьного возраста и подростков (7–13 и 14–17 лет), а также работников сферы образования.

Выводы

1. Коллективный иммунитет совокупного населения Хабаровского края составил 19,6%.

2. Максимальный уровень коллективного иммунитета установлен у детей 14–17 (34,4%) и 7–13 лет (24,8%), у взрослых старше 70 лет (22,6%).

3. Наибольший уровень серопозитивности, кроме детей и пожилых, выявлен среди работников образования (26,4%), силовых структур (22,45), рабочих (20,0%) и работающих в сфере здравоохранения (18,9%).

4. Наименьший уровень серопозитивности выявлен у безработных (8,3%) и военных (8,7%).

5. Не установлено статистически значимых гендерных различий по уровню серопревалентности.

6. При наличии контактов с больными COVID-19 вероятность сероконверсии увеличивается в 1,4 раза.

7. Среди волонтеров, перенесших инфекцию COVID-19, антитела к вирусу SARS-CoV-2 выявлены в 58,9% случаев.

8. У лиц с позитивным результатом ПЦР-анализа, полученным ранее, антитела обнаружены в 50% случаев.

9. Доля бессимптомного течения инфекции среди серопозитивных волонтеров составила 93,7%.

Список литературы

1. ВОЗ. Выступление Генерального директора ВОЗ на прессбрифинге по к‎оронавирусной инфекции 2019-nCoV, 11 февраля 2020 г.‎ Available at: https://www.who.int/ru/dg/speeches/detail/who-director-general-s-remarks-at-the-mediabriefing-on-2019-ncov-on-11-february-2020

2. Попова А.Ю., Ежлова Е.Б., Мельникова А.А., Башкетова Н.С., Фридман Р.К., Лялина Л.В. и др. Популяционный иммунитет к SARS-COV-2 среди населения Санкт-Петербурга в период эпидемии COVID-19. Проблемы особо опасных инфекций. 2020; (3): 124–130. DOI: 10.21055/0370-1069-2020-3-124-130

3. Association for Professionals in Infection Control and Epidemiology. Herd immunity; 2020. Available at: https://apic.org/monthly_alerts/herd-immunity/

4. Metcalf C.J.E., Ferrari M., Graham A.L., Grenfell B.T. Understanding herd immunity. Trends Immunol. 2015; 36(12): 753–55. https://doi.org/10.1016/j.it.2015.10.004

5. Gomes M.G.M., Corder R.M., King J.G., Langwig K.E., Souto-Maior C., Carneiro J., et al. Individual variation in susceptibility or exposure to SARS-CoV-2 lowers the herd immunity threshold. medRxiv. Preprint. https://doi.org/10.1101/2020.04.27.20081893

6. Randolph H.E., Barreiro L.B. Herd immunity: understanding COVID-19. Immunity. 2020; 52(5): 737–41. https://doi.org/10.1016/j.immuni.2020.04.012

7. Newcombe R.G. Two-sided confidence intervals for the single proportion: comparison of seven methods. Stat. Med. 1998; 17(8): 857–87. https://doi.org/10.1002/(sici)10970258(19980430)17:8%3C857::aid-sim777%3E3.0.co;2-e

8. Lee C.Y.P., Lin R.T.P., Renia L., Ng L.F.P. Serological approaches for COVID-19: epidemiologic perspective on surveillance and control. Front. Immunol. 2020; 11: 879. https://doi.org/10.3389/fimmu.2020.00879

9. Попова А.Ю., Ежлова Е.Б., Мельникова А.А., Историк О.А., Мосевич О.С., Лялина Л.В. и др. Оценкa популяционого иммунитета к SARS-CoV-2 среди населения Ленинградской области в период эпидемии COVID-19. Проблемы особо опасных инфекций. 2020; (3): 114–123. DOI: 10.21055/0370-1069-2020-3-114-123

10. Huang A.T., Garcia-Carreras B., Hitchings M.D.T., Yang B., Katzelnick L.C., Rattigan S.M., et al. A systematic review of antibody mediated immunity to coronaviruses: antibody kinetics, correlates of protection, and association of antibody responses with severity of disease. medRxiv. 2020. Preprint. https://doi.org/10.1101/2020.04.14.20065771

11. Krátká Z., Luxová S., Malíčková K., Fürst T., Šimková H. Testing for COVID-19: a few points to remember. Čas. Lék. čes. 2020; 159(2): 72–7.

12. Lai C.C., Liu Y.H., Wang C.Y., Wang Y.H., Hsueh S.C., Yen M.Y., et al. Asymptomatic carrier state, acute respiratory disease, and pneumonia due to severe acute respiratory syndrome coronavirus 2 (SARS-CoV-2): Facts and myths. J. Microbiol. Immunol. Infect. 2020; 53(3): 404–12. https://doi.org/10.1016/j.jmii.2020.02.012

13. Singhal T.A. Review of coronavirus disease-2019 (COVID-19). Indian J. Pediatr. 2020; 87(4): 281–6. https://doi.org/10.1007/s12098-020-03263-6


Об авторах

А. Ю. Попова
Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека
Россия

Попова Анна Юрьевна — д.м.н., проф., руководитель

Москва



Е. Б. Ежлова
Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека
Россия

Ежлова Елена Борисовна — к.м.н., зам. руководителя

Москва



А. А. Мельникова
Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека
Россия

Мельникова Альбина Андреевна — к.м.н., зам. начальника Управления эпидемиологического надзора

Москва



О. Е. Троценко
Хабаровский научно-исследовательский институт эпидемиологии и микробиологии
Россия

Троценко Ольга Eвгеньевна — д.м.н., директор

Хабаровск



Т. А. Зайцева
Управление Роспотребнадзора по Хабаровскому краю
Россия

Зайцева Татьяна Анатольевна — рук.

Хабаровск



Л. В. Лялина
Санкт-Петербургский научно-исследовательский институт эпидемиологии и микробиологии им. Пастера
Россия

Лялина Людмила Владимировна — д.м.н., проф., зав. лаб. эпидемиологии инфекционных и неинфекционных заболеваний

Санкт-Петербург



Ю. А. Гарбуз
Центр гигиены и эпидемиологии в Хабаровском крае
Россия

Гарбуз Юрий Алексеевич — главный врач

Хабаровск



В. С. Смирнов
Санкт-Петербургский научно-исследовательский институт эпидемиологии и микробиологии им. Пастера
Россия

Смирнов Вячеслав Сергеевич — д.м.н., проф., в.н.с.

197101, Санкт-Петербург



В. И. Ломоносова
Санкт-Петербургский научно-исследовательский институт эпидемиологии и микробиологии им. Пастера
Россия

Ломоносова Валерия Игоревна — лаборант-исследователь лаб. эпидемиологии инфекционных и неинфекционных заболеваний

Санкт-Петербург



Л. А. Балахонцева
Хабаровский научно-исследовательский институт эпидемиологии и микробиологии
Россия

Балахонцева Людмила Анатольевна — зав. центром по профилактике и борьбе со СПИДом

Хабаровск



В. О. Котова
Хабаровский научно-исследовательский институт эпидемиологии и микробиологии
Россия

Котова Валерия Олеговна — зав. лаб. эпидемиологии и профилактики вирусных гепатитов и СПИДа

Хабаровск



Е. А. Базыкина
Хабаровский научно-исследовательский институт эпидемиологии и микробиологии
Россия

Базыкина Елена Анатольевна — м.н.с. Хабаровского НИИ эпидемиологии и микробиологии

Хабаровск



Л. В. Бутакова
Хабаровский научно-исследовательский институт эпидемиологии и микробиологии
Россия

Бутакова Людмила Васильевна — н.с. Дальневосточного регионального научно-методического центра по изучению энтеровирусных инфекций

Хабаровск



Е. Ю. Сапега
Хабаровский научно-исследовательский институт эпидемиологии и микробиологии
Россия

Сапега Елена Юрьевна — к.м.н., рук. Дальневосточного регионального научно-методического центра по изучению энтеровирусных инфекций

Хабаровск



Н. В. Алейникова
Хабаровский научно-исследовательский институт эпидемиологии и микробиологии
Россия

Алейникова Надежда Владимировна — м.н.с.

Хабаровск



Л. А. Бебенина
Хабаровский научно-исследовательский институт эпидемиологии и микробиологии
Россия

Бебенина Лариса Александровна — м.н.с.

Хабаровск



С. М. Лосева
Управление Роспотребнадзора по Хабаровскому краю
Россия

Лосева Светлана Михайловна — зам. рук.

Хабаровск



Т. Н. Каравянская
Управление Роспотребнадзора по Хабаровскому краю
Россия

Каравянская Татьяна Николаевна — начальник эпидемиологического отдела

Хабаровск



А. А. Тотолян
Санкт-Петербургский научно-исследовательский институт эпидемиологии и микробиологии им. Пастера
Россия

Тотолян Арег Артемович — д.м.н., проф., академик РАН, директор

Санкт-Петербург



Просмотров: 487


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 0372-9311 (Print)
ISSN 2686-7613 (Online)