Preview

Журнал микробиологии, эпидемиологии и иммунобиологии

Расширенный поиск

Состояние гуморального иммунитета к парвовирусу В19 у населения отдельных географических регионов

https://doi.org/10.36233/0372-9311-2020-97-3-5

Полный текст:

Аннотация

Введение. В ряде стран, в том числе в России, отсутствуют регистрация и учет заболеваемости парвовирусной инфекцией; о распространении этой инфекции можно судить по показателям гуморального иммунитета.

Цель исследования: оценка серопревалентности к парвовирусу В19 (PVB19) в разных возрастных группах населения России, Средней Азии, Западной Африки.

Материалы и методы. На IgG-антитела к PVB19 исследованы 1732 сыворотки крови жителей Санкт-Петербурга, Нур-Султана, трудовых мигрантов из Узбекистана и Таджикистана, граждан Гвинейской Республики.

Результаты. Наибольшие показатели серопревалентности выявлены в городах Санкт-Петербурге и Нур-Султане (62–65%); наименьшие — среди трудовых мигрантов из Узбекистана и Таджикистана (47%). Показатель серопревалентности к PVB19, полученный в Гвинейской Республике, составил 53%. Установлена общая тенденция повышения доли серопозитивных лиц в старших возрастных группах: до 55% — у мигрантов из Средней Азии и граждан Гвинейской Республики; до 80–85% — у жителей Санкт-Петербурга и Нур-Султана.

Обсуждение. Полученные результаты подтверждают факт распространения парвовирусной инфекции в разных странах мира. Наличие восприимчивых к заражению лиц может привести к распространению инфекции в группах риска — среди беременных женщин, лиц с иммунодефицитами, реципиентов препаратов крови, онкологических больных.

Для цитирования:


Лаврентьева И.Н., Хамитова И.В., Camara J., Антипова А.Ю., Бичурина М.А., Magassouba F.N., Никишов О.Н., Кузин А.А., Семенов А.В. Состояние гуморального иммунитета к парвовирусу В19 у населения отдельных географических регионов. Журнал микробиологии, эпидемиологии и иммунобиологии. 2020;97(3):233-241. https://doi.org/10.36233/0372-9311-2020-97-3-5

For citation:


Lavrentieva I.N., Khamitova I.V., Camara J., Antipova A.Yu., Bichurina M.A., Magassouba F.N., Nikishov O.N., Kuzin A.A., Semenov A.V. The Status of Humoral Immunity to Parvovirus B19 in Population of Certain Geographical Regions. Journal of microbiology, epidemiology and immunobiology. 2020;97(3):233-241. (In Russ.) https://doi.org/10.36233/0372-9311-2020-97-3-5

Введение

Медицинская значимость парвовирусной ин­фекции (ПВИ) связана с особенностями возбуди­теля — парвовируса человека В19 (PVB19). Вирус обладает тератогенным действием, наиболее актив­но проявляющимся во II триместре беременности [1-3]. При внутриутробном инфицировании плода развивается врожденная ПВИ, как наиболее частое ее проявление описана неиммунная водянка плода [4-7]. Вторая особенность PVB19 — тропность к клеткам-предшественникам эритроцитов (преэритробластам) [8]. Вследствие этого инфицирование PVB19 вызывает нарушение эритропоэза, которое может приводить к тяжелым последствиям у лиц с иммунодефицитами или хроническими анемиями[9, 10].

Помимо клинически выраженной формы за­болевания, развивающейся преимущественно у де­тей, и имеющей название «инфекционная эритема», проявления ПВИ достаточно разнообразны: от бес­симптомных форм (30-50% всех случаев заболева­ния) или легкой экзантемы до артритов и артралгий (преимущественно у взрослых), а также выражен­ных анемий вплоть до развития апластического криза (лица с иммунодефицитами, больные гемато­логического профиля) [11-17].

В настоящее время в ряде стран, включая Рос­сию, отсутствует регистрация и учет заболеваемо­сти ПВИ, ограничены сведения о масштабах ее рас­пространения, в том числе в группах риска (бере­менные женщины, реципиенты препаратов крови) [15, 18-21].

Учитывая, что методов специфической про­филактики ПВИ не разработано, а специфические иммуноглобулины G сохраняются в сыворотках крови переболевших пожизненно, о распростране­нии этой инфекции в популяции можно судить по показателям гуморального иммунитета.

Цель настоящего исследования — оценить формирование гуморального иммунитета к ПВИ в разных возрастных группах лиц, проживающих в европейской части России, государствах Средней Азии и Западной Африки.

Материалы и методы

На IgG-антитела к PVB19 были исследова­ны 1732 сыворотки крови условно здоровых лиц в возрасте 18-87 лет, в том числе 817 сывороток жи­телей Российской Федерации (Санкт-Петербург), 114 сывороток трудовых мигрантов из Средней Азии, 480 сывороток жителей Казахстана (Нур-Султан), 321 сыворотка граждан Гвинейской Республики (ГР). Сыворотки получены в 2017-2018 гг. из кол­лекций вирусологических лабораторий Санкт-Пе­тербургского Регионального центра по надзору за корью и краснухой в СЗФО, Регионального центра по надзору за корью в ГР, лаборатории этиологии и иммунологии ВИЧ НИИЭМ им. Пастера.

Для определения IgG-антител к PVB19 исполь­зовали тест-систему «Anti-Parvovirus B19 ELISA IgG» («Euroimmun AG», Германия) в соответствии с инструкцией производителя.

Статистическая обработка данных производи­лась с помощью пакета программ MS Excel, Prizm 5.0 («GraphPad Software Inc.»). Номинальные данные описывались с указанием абсолютных значений и процентных долей. Сравнение номинальных дан­ных проводилось при помощи критерия χ2 Пирсона, позволяющего оценить значимость различий между фактическим количеством исходов или качествен­ных характеристик выборки, попадающих в каждую категорию, и теоретическим количеством, которое можно ожидать в изучаемых группах при справед­ливости нулевой гипотезы. Значение критерия χ2 сравнивали с критическими значениями для соответ­ствующего числа степеней свободы. В том случае, если полученное значение критерия χ2 превышало критическое, делался вывод о наличии статистиче­ской взаимосвязи между изучаемым фактором риска и исходом при соответствующем уровне значимости.

В качестве показателя тесноты связи между ко­личественными показателями x и у, имеющими нор­мальное распределение, использовался коэффици­ент корреляции rxy Пирсона. Оценка статистической значимости корреляционной связи осуществлялась с помощью t-критерия. Значения коэффициента корреляции rxy интерпретировали в соответствии со шкалой Чеддока. В качестве порога достоверности отличий было определено значение вероятности p < 0,05.

Результаты

Состояние гуморального иммунитета к парвовирусу В19 среди условно здоровых жителей Санкт-Петербурга (Россия)

Сыворотки крови условно здоровых жителей Санкт-Петербурга (п = 317) были получены от лиц в возрасте 18-87 лет (средний возраст 42,3 ± 12,09 го­да, медиана 39 лет). Общая доля мужчин составила 32,8%, женщин — 67,2 %. Сыворотки были распре­делены на 4 возрастные группы. Специфические антитела класса IgG к PVB19 были обнаружены, в целом в 62,1 ± 2,7% (197 из 317) образцов и выявля­лись в каждой из четырех групп (табл. 1).

 

Таблица 1. Выявление специфических IgG к PVB19 в сыворотках крови условно здоровых жителей Санкт-Петербурга (n = 317) в разных возрастных группах

Table 1. Identification of anti-PVB19 IgG antibodies in the blood serum of relatively healthy residents of St. Petersburg (n = 317) in different age groups

Возраст, годы

Age, years

Количество исследованных сывороток

The number of examined sera

Из них IgG+ к PVB19

Of these, IgG+ to PVB19

абс.

abs.

%, М ± m

18-201

18

6

33,3 ± 11,1

21–302

68

40

58,8 ± 5,9

18-30

86

46

53,5 ± 5,3

31–403

78

40

51,3 ± 5,6

≥414

153

111

72,5 ± 3,6

Всего

Total

317

197

62,1 ± 2,7

Примечание. Достоверность различий: р1-4 < 0,001.

Note. Significance of differences: p1-4 < 0.001.

 

Наименьшая доля серопозитивных лиц выяв­лена в группе 18-20 лет; она составила 33,3 ± 11,1%. С возрастом доля IgG-положительных к PVB19 проб увеличивается. Совокупно доля позитивных образ­цов среди лиц 18-30 лет составила 53,5 ± 5,3%, а максимальная доля положительных находок (72,5 ± 3,6%) была обнаружена в возрастной группе 41 год и старше. Выявленные различия статистиче­ски значимы (df = 3; χ2 = 17,623;p < 0,001).

Гендерный анализ не выявил существенных различий между серопозитивными лицами муж­ского и женского пола: 66,5 и 62,0% соответственно (df = 3; χ2 = 2,399; p = 0,494). Доля серопозитивных лиц женского пола несколько преобладала в воз­растных группах 18-20 лет и 41 год и старше; серо­позитивные лица мужского пола чаще выявлялись в возрасте 21-40 лет.

Таким образом, среди условно здоровых жите­лей Санкт-Петербурга в целом выявлено около 62% серопозитивных к PVB19 лиц с тенденцией к увели­чению их доли в старших возрастных группах, без существенных различий по гендерному признаку.

Иначе формировался коллективный иммуни­тет к PVB19 в организованном коллективе, который состоял из преподавателей и курсантов (находя­щихся в специальных условиях проживания) од­ного из военных училищ Санкт-Петербурга. Были исследованы 500 сывороток крови, полученных от лиц в возрасте 18-60 лет (средний возраст 25,2 го­да, медиана 21 год). Подавляющее число обследо­ванных — мужчины (91,6%). Серопревалентность к PVB19 в организованном коллективе оказалась существенно выше (p = 0,005), чем в среднем среди жителей города, и составила 85,8 ± 1,56% (табл. 2). Отличительной особенностью данной популяции является большое количество (190 из 223 человек) серопозитивных к PVB19 лиц среди курсантов 18­20 лет: их доля составила 85,2 ± 2,38%. Высокий уровень гуморального иммунитета сохранялся без статистически значимых изменений во всех обсле­дованных возрастных группах.

 

Таблица 2. Выявление специфических IgG к PVB19 в образцах крови условно здоровых лиц из организован­ного коллектива (n = 500) в разных возрастных группах

Table 2. Identification of anti-PVB19 IgG antibodies in blood samples of healthy individuals from an organized team (n = 500) in different age groups

Возраст, годы

Age, years

Количество исслед ванных сыворото

The number of examined sera

Из них IgG+ к PVB19

Of these, IgG+ to PVB19

абс.

abs.

%, М ± m

18-20

223

190

85,2 ± 2,3

21-30

173

145

83,8 ± 2,8

31-40

64

60

93,8 ± 3,0

≥41

40

34

85,0 ± 5,6

Всего

Total

500

426

85,8 ± 1,5

Доля IgG-положительных образцов у лиц муж­ского пола (86,7 ± 1,59%) была выше, чем у женщин (69,0 ± 7,13%), однако весьма низкое количество обследованных в данной популяции женщин (42 из 500 человек) не позволяет считать выявленные ген­дерные различия достоверными.

Таким образом, в условиях длительного тесно­го контакта (проживание в казармах) интенсивное формирование коллективного иммунитета к PVB19 произошло уже среди лиц первой возрастной груп­пы (18-20 лет), что, видимо, связано со скрытой циркуляцией возбудителя в данной популяции.

Состояние гуморального иммунитета к PVВ19у трудовых мигрантов из государств Средней Азии

В последние годы имеет место тенденция рас­пространения бактериальных и вирусных инфек­ций, связанная с активными миграционными про­цессами. В Россию ежегодно прибывает большое количество трудовых мигрантов из стран Средней Азии. Сведения о циркуляции возбудителей ин­фекционных заболеваний, в том числе ПВИ, в этой группе, как правило, отсутствуют.

Ниже представлены результаты изучения уров­ня гуморального иммунитета к PVB19 у мигрантов из Средней Азии, находившихся в Санкт-Петербурге по трудовой визе. Оценка доли IgG-положительных лиц важна для определения значимости данной попу­ляции в распространении ПВИ как среди мигрантов, так и среди постоянных жителей Санкт-Петербурга.

Для выявления IgG-антител к PVB19 были исследованы 114 образцов сыворотки крови тру­довых мигрантов из Узбекистана и Таджикистана (104 мужчины и 10 женщин) в возрасте 18-56 лет (средний возраст 33,4 года, медиана 33,5 года), рас­пределенные на три возрастные группы (табл. 3). В целом количество и доля IgG+-образцов состави­ли 54 из 114 (47,4 ± 4,6%). Специфические IgG-ан­титела обнаружены в каждой из представленных возрастных групп.

 

Таблица 3. Выявление специфических IgG к PVB19 в образцах крови трудовых мигрантов из Средней Азии (n = 114) в разных возрастных группах

Table 3. Identification of anti-PVB19 IgG antibodies in blood samples of labor migrants from Central Asia (n = 114) in different age groups

Возраст, годы

Age, years

Количество исследованных сывороток

The number of examined sera

Из них IgG+ к PVB19

Of these, IgG+ to PVB19

абс.

abs.

%, М ± m

18-30

50

19

38,0 ± 6,8

31-40

33

18

54,5 ± 8,6

≥41

31

17

54,8 ± 8,9

Всего

Total

114

54

47,4 ± 4,6

Совокупно IgG-положительные сыворотки, по­лученные от лиц 18-30 лет, составили 38,0 ± 6,8% образцов. У лиц старше 30 лет доля образцов, со­держащих IgG к PVB19, возросла в среднем до 54,6% и сохранялась на этом уровне.

Доля серопозитивных трудовых мигрантов в возрасте 30 лет и младше оказалась несколько ни­же, чем доля серопозитивных жителей Санкт-Пе­тербурга той же возрастной группы: 38,0 и 53,5% соответственно (различия статистически не досто­верны). Достоверные (р = 0,05) различия выявлены в группе лиц старше 41 года: 54% серопозитивных среди трудовых мигрантов и 72,5% среди постоян­ных жителей Санкт-Петербурга.

Доля серопозитивных лиц мужского и женско­го пола оказалась сопоставима: 48,1 ± 7,1% против 40,0 ± 7,1% соответственно. Однако женщины со­ставили менее 10% от числа обследованных в дан­ной группе, что не позволяет считать полученные результаты значимыми.

Исследованные образцы крови получены от трудовых мигрантов, прибывших в Санкт-Петер­бург из районов Средней Азии с невысокой плотно­стью населения. Этим, видимо, объясняется мень­шее количество серопозитивных к PVB19 лиц сре­ди граждан Узбекистана и Таджикистана, чем среди жителей Санкт-Петербурга. Но возможно также наличие корреляции между интенсивностью фор­мирования коллективного иммунитета к PVB19 и этнической принадлежностью обследованных лиц.

С целью подтверждения данного тезиса на IgG-антитела к PVВ19 нами были исследованы об­разцы крови жителей другой страны Евразийского континента — Казахстана.

Состояние гуморального иммунитета к PVВ19 среди условно здоровых жителей Нур-Султана (Республика Казахстан)

Для сравнительного исследования были исполь­зованы образцы, полученные от лиц, проживающих в столице Казахстана Нур-Султане, который сопоста­вим с Санкт-Петербургом по плотности населения, количеству образовательных (средних и высших) учреждений, промышленных предприятий, военных училищ и пр. Для города характерна активная вну­тренняя и внешняя миграция, благодаря активному железнодорожному и воздушному сообщению.

Были исследованы 480 образцов сывороток крови условно здоровых жителей Нур-Султана в возрасте 18-59 лет (средний возраст 30,5 ± 9,8 го­да, медиана 28 лет). Количество мужчин составляло 73,7%, женщин — 26,3%. РУВ19-специфические антитела обнаружены в 65,2 ± 2,2% образцов. Сы­воротки были разделены на 5 возрастных групп, IgG-положительные образцы были обнаружены в каждой из них. Анализ данных табл. 4 пока­зал тенденцию к росту доли серопозитивных об­разцов в старших возрастных группах (г = 0,225; р = 0,000001). Наименьшая доля серопозитивных сывороток, а именно 48,6 ± 5,8%, выявлена среди лиц в возрасте 18-20 лет. В возрастных группах 21-30 и 31-40 лет доля серопозитивных лиц воз­росла до 62,0 ± 3,3 и 69,9 ± 4,3% соответственно. В группе лиц в возрасте 41 год и старше доля пози­тивных IgG к PVB19 достигла 80,5 ± 4,2%. Выяв­ленные различия статистически достоверны (df = 3; χ2 = 19,696;p < 0,001). Доля мужчин, имеющих IgG- антитела против PVB19, оказалась выше, чем доля серопозитивных женщин: 69,5 ± 2,9 и 53,2 ± 6,1% соответственно (df = 1; χ2 = 10,368; p = 0,002).

 

Таблица 4. Выявление специфических IgG к PVB19 в образцах крови условно здоровых жителей Нур-Султана (n = 480) в разных возрастных группах

Table 4. Identification of anti-PVB19 IgG antibodies in the blood serum of relatively healthy residents of Nur-Sultan (n = 480) in different age groups

Возраст, годы

Age, years

Количество исследованных сывороток

The number of examined sera 

Из них IgG+ к PVB19

Of these, IgG+ to PVB19

абс.

abs.

%, М ± m

18-201

21-302

18-30

31-403

≥414

 72

208

280

113

87

35

129

164

79

70

48.6  ± 5,8

62,0 ± 3,3

58.6  ± 2,9

69,9 ± 4,3

80,5 ± 4,2

Всего

Total

480

313

65,2 ± 2,2

Примечание. Достоверность различий: р1-4 < 0,001.

Note. Significance of differences: p1-4 < 0.001.

 

Наибольшие различия отмечались в группе молодых людей 18-20 лет, где доля серопозитив­ных лиц мужского пола в 2,7 раза превышала до­лю защищенных от инфекции женщин: 67,5 ± 2,9 и 25,0 ± 5,2% соответственно. Различия статистиче­ски достоверны (р = 0,0004). В возрастной группе 21-30 лет различия уменьшаются: 65,1 ± 3,4% серопозитивных лиц мужского пола и 47,2 ± 6,1% — женского; в группе лиц от 31 года и старше соотно­шение доли серопозитивных лиц мужского и жен­ского пола выравнивается.

Состояние гуморального иммунитета к PVB19 у условно здоровых жителей ГР

Полученные результаты выявили особенности формирования коллективного иммунитета к PVB19 в странах Евразийского континента, связанных тес­ными взаимодействиями, миграционными потока­ми, торговыми, культурными и межличностными контактами. Африканский континент, географиче­ски удаленный от стран Евразии, характеризуется экономическими, социальными, этническими осо­бенностями. Для оценки формирования коллектив­ного иммунитета к PVB19 были использованы об­разцы крови жителей ГР, проживающих в городах Конакри и Киндия, провинциях Маму, Лабе, Нзерекоре, Канкан, Фарана, Боке.

Исследовали 321 сыворотку крови мужчин и женщин установленного возраста, которые были по­лучены от лиц 18-83 лет (средний возраст 35,6 года, медиана 32 года) и распределены на 4 возрастные группы. Количество образцов, разделенных по ген­дерному признаку, практически не различалось. До­ля мужчин составила 50,1%, женщин — 49,9%.

Специфические IgG к PVB19 были выявлены в каждой из возрастных групп. В целом доля IgG- положительных проб составила 53,9 ± 2,78% (173 из 321). Результаты представлены в табл. 5.

 

Таблица 5. Выявление специфических IgG к PVB19 в образцах крови условно здоровых жителей ГР (n = 321) в разных возрастных группах

Table 5. Identification of anti-PVB19 IgG antibodies in blood samples of healthy residents of the Republic of Guinea (n = 321) in different age groups

Возраст, годы

Age, years

Количество исследованных сывороток

The number of examined sera 

Из них IgG+ к PVB19

Of these, IgG+ to PVB19

абс.

abs.

%, М ± m

18-20

21-30

18-30

31-40

≥41

18

78

96

88

137

 

8

42

50

47

76

44.4  ± 11,7

53.8  ± 5,6

52,1 ± 5,1

53.4  ± 5,3

55.5  ± 4,2

Всего

Total

321

173

53.9  ± 2,7

Наименьшая доля серопозитивных проб ре­гистрировалась в группе 18-20 лет (44,4 ± 11,7%). В возрастной группе 21-30 лет доля серопозитив­ных образцов увеличилась до 53,8 ± 5,6%. Сово­купно доля серопозитивных лиц от 18 до 30 лет со­ставила 52,1 ± 5,1% и существенно не изменялась в старших возрастных группах.

Доли серопозитивных лиц мужского и жен­ского пола в целом существенно не различались: 57,4 и 47,9% соответственно. Однако в возрастных группах 18-20 и 31-40 лет отмечено значительное преобладание серопозитивных лиц мужского пола по отношению к защищенным от инфекции жен­щинам: 57,1% против 36,4% и 59,4% против 31,6% соответственно. В группах 21-30 лет и 41 год и старше доли серопозитивных лиц мужского и жен­ского пола существенно не различались, находясь на уровнях 51,2-57,1%.

Таким образом, IgG к PVB19 были обнаружены почти в половине образцов первой из исследован­ных возрастных групп (18-20 лет). Сопоставимые данные получены для лиц этой возрастной группы и в других регионах (Россия, Казахстан).

Обсуждение

При отсутствии специфической профилактики очевидно наличие постоянной циркуляции PVB19 в разных регионах мира [22]. В проведенном ис­следовании IgG-антитела к PVB19 выявлялись во всех возрастных группах условно здоровых жите­лей России, Средней Азии (Евразия) и ГР (Западная Африка). При этом отмечена общая тенденция повышения уровня серопревалентности к PVB19 сре­ди лиц старших возрастов во всех изученных груп­пах населения, что коррелирует с данными других авторов [12, 17, 18]. Вместе с тем были выявлены и различия в формировании коллективного иммуни­тета среди жителей разных стран.

Наибольшие показатели серопревалентности выявлены в Санкт-Петербурге и Нур-Султане; наи­меньшие — среди трудовых мигрантов из малона­селенных районов Узбекистана и Таджикистана. Промежуточное положение занял показатель серопревалентности к PVB19 в ГР при изучении об­разцов крови, полученных как от жителей столицы (Конакри), так и от жителей ГР, проживающих в ма­лонаселенных районах страны.

В крупных мегаполисах (Санкт-Петербург и Нур-Султан) с высокой плотностью населения, выраженными миграционными процессами, вы­сокой долей организованных детей, посещающих дошкольные и школьные образовательные учреж­дения, а также с большим количеством учащихся средних и высших образовательных учреждений (в том числе военных), с проживанием иногородних учащихся в общежитиях и казармах, создаются ус­ловия для активной циркуляции PVB19.

Действительно, формирование коллективного иммунитета к PVB19 у жителей Нур-Султана корре­лирует с аналогичными показателями, полученными при тестировании сывороток крови условно здоро­вых жителей Санкт-Петербурга. Совокупная доля серопозитивных лиц 18-30 лет составила 58,6 ± 2,9 и 53,5 ± 5,3% соответственно, превышая аналогич­ный показатель, полученный при исследовании сы­вороток крови трудовых мигрантов из Узбекистана и Таджикистана, — 38,0 ± 6,8%. Доля серопозитивных лиц старше 40 лет также сопоставима: 72,5 ± 3,6% в Санкт-Петербурге и 80,5 ± 4,2% в Нур-Султане.

Распространению инфекции способствуют длительные тесные контакты, что подтверждается высокими показателями серопревалентности среди курсантов одного из военных училищ Санкт-Петер­бурга, где интенсивное формирование коллектив­ного иммунитета к PVB19 (85,2% серопозитивных) регистрировали уже среди лиц 18-20 лет, что суще­ственно превышало показатель серопревалентно- сти в той же возрастной группе условно здоровых жителей Санкт-Петербурга (33,3%).

Обследованные нами трудовые мигранты из Средней Азии прибыли из районов с невысокой плотностью населения, слабо выраженной внутрен­ней миграцией, небольшим количеством средних специальных и высших учебных заведений. Этим, видимо, объясняется существенно меньшее коли­чество серопозитивных к PVB19 лиц среди граж­дан Узбекистана и Таджикистана по отношению к жителям Санкт-Петербурга. Мигранты с низким уровнем популяционного иммунитета, безуслов­но, являются мишенью для инфицирования PVB19. Скученность проживания этих этнических общин, характерная для их пребывания в Санкт-Петербурге, может способствовать активному распространению инфекции с вовлечением в инфекционный процесс чувствительных к инфицированию постоянных жи­телей города, в том числе доноров крови, беремен­ных женщин, лиц с первичными и вторичными им­мунодефицитами, больных анемиями, реципиентов крови и костного мозга, онкологических больных.

Наличие гендерных различий при формирова­нии коллективного иммунитета к PVB19 связано, видимо, с социальными факторами и проявлялось при исследовании сывороток крови жителей Казах­стана и ГР. В Нур-Султане гуморальный иммуни­тет к PVB19 более интенсивно формировался среди мужчин в возрасте 18-20 лет. Эти результаты могут свидетельствовать о более активной циркуляции вируса среди молодых мужчин Нур-Султана.

Среди обследованных жителей ГР также вы­явлено почти двукратное преобладание доли серо­позитивных к PVB19 молодых мужчин по отноше­нию к защищенным от инфекции женщинам тех же возрастных групп, что сопоставимо с гендерными различиями, выявленными среди жителей Нур-Сул­тана. Преобладание серопозитивных лиц женского пола было отмечено в старших возрастных группах жителей ГР, что, вероятно, связано с более тесным контактом женщин с детьми в семьях.

Однако в каждой из лабораторно обследо­ванных групп населения разных географических регионов выявлены и серонегативные лица, что может способствовать вовлечению в инфекцион­ный процесс лиц из групп риска. Ранее показано, что среди обследованных беременных женщин, проживающих в Санкт-Петербурге, около 50% чув­ствительны к заражению PVB19 [23]. Установлено, что инфицирование парвовирусом В19 пациентов с хроническими анемиями, а также онкологических больных может отягощать течение и ухудшать про­гноз основного заболевания [24, 25].

Полученные результаты подтверждают акту­альность ПВИ не только для детей и подростков, но и для взрослых. Так, постоянное выявление случаев ПВИ в разных возрастных группах лиц, проживаю­щих на территориях Северо-Западного федерального округа, подтверждается проведенными ранее иссле­дованиями [26]. Определение серопревалентности к PVB19 было проведено рядом зарубежных авторов среди доноров крови Южной Африки, Ирана, Китая, Бразилии [27-30]. Серопозитивные к PVB19 лица были выявлены в каждом из проведенных исследо­ваний, подтверждая факт широкого распростране­ния ПВИ. Их доля в данной целевой группе колеба­лась от 27,6% (Иран) до 62,2% (ЮАР), что, в общем, коррелирует с полученными нами данными и также свидетельствует о наличии факторов, влияющих на формирование коллективного иммунитета к PVB19.

Заключение

Полученные результаты подтверждают факт распространения ПВИ в разных географических ре­гионах. Наиболее интенсивно коллективный имму­нитет формируется в условиях длительного тесного контакта.

Вместе с тем повсеместно выявлены серонега­тивные лица. Наличие восприимчивых к заражению лиц может привести к распространению инфекции в группах риска — среди беременных женщин, лиц с первичными и вторичными иммунодефицитами, больных анемиями, реципиентов крови и костного мозга, онкологических больных.

Список литературы

1. Levy R., Weissman A., Blomberg G., Hagay Z.J. Infection by parvovirus B19 during pregnancy: a review. Obstet. Gynecol. Surv. 1997; 52(4):254-9. DOI: http://doi.org/10.1097/00006254-199704000-00023

2. Васильев В.В., Мурина Е.А., Сидоренко С.В., Мукомолова А.Л., Куюмчъян С.Х., Воронина О.Л. и др. Парвовирусная (В19V) инфекция у беременных и детей раннего возраста. Журнал инфектологии. 2011; 3(4): 26-33. DOI: http://doi.org/10.22625/2072-6732-2011-3-4-26-33

3. Puccetti C., Contoli M., Bonvicini F., Cervi F., Simonazzi G., Gallinella G., et al. Parvovirus B19 in pregnancy: possible consequences of vertical transmission. Prenatal Diagnosis. 2012; 32(9): 897-902. DOI: http://doi.org/10.1002/pd.3930

4. Курцер М.А., Гнетецкая В.А., Мальмберг О.Л., Белковская М.Э., Лукаш Е.Н., Шипулин Г.А. и др. Неиммунная водянка плода: диагностика и тактика. Акушерство и гинекология. 2009; (2): 37-40.

5. Лушнова И.В. Парвовирусная В19 инфекция. Педиатр. 2010; 1(2): 115-8.

6. Макаров О.В., Алешкин В.А., Савченко Т.Н., ред. Инфекции в акушерстве и гинекологии. М.: МЕДпресс-информ; 2007.

7. Lassen J., Jensen A.K., Bager P., Pedersen C.B., Panum I., Nørgaard-Pedersen B., et al. Parvovirus B19 infection in the first trimester of pregnancy and risk of fetal loss: a population-based case-control study. Am. J. Epidemiol. 2012; 176(9): 803-7. DOI: http://doi.org/10.1093/aje/kws177

8. Wong S., Zhi N., Filippone C., Keyvanfar K., Kajigaya S., Brown K.E., et al. Ex Vivo-generated CD36+ erythroid progenitors are highly permissive to Human Parvovirus B19 replication. J. Virol. 2008; 82(5): 2470-6. DOI: http://doi.org/10.1128/ JVI.02247-07

9. Munakata Y., Saito-Ito T., Kumura-Ishii K., Huang J., Kodera T., Ishii T., et al. Ku80 autoantigen as a cellular coreceptor for human parvovirus B19 infection. Blood. 2005; 106(10): 3449- 56. DOI: http://doi.org/10.1182/blood-2005-02-0536

10. Bua G., Manaresi E., Bonvicini F., Gallinella G. Parvovirus B19 replication and expression in differentiating erythroid progenitor cells. PLoS One. 2016; 11(2): e0148547. DOI: http://doi.org/10.1371/journal.pone.0148547

11. Lefrère J.J., Servant-Delmas A., Candotti D., Mariotti M., Thomas I., Brossard Y., et al. Persistent B19 infection in immunocompetent individuals: implications for transfusion safety. Blood. 2005; 106(8): 2890-5. DOI: http://doi.org/10.1182/blood-2005-03-1053

12. Никишов О.Н., Кузин А.А., Антипова А.Ю., Лаврентьева И.Н. Клинико-эпидемиологические особенности и профилактика парвовирусной инфекции. Военно-медицинский журнал. 2016; 337(8): 45-50.

13. Win N., Lee E., Needs M., Homeida S., Stasi R. Profound sustained reticulocytopenia and anaemia in an adult patient with sickle cell disease. Transfus. Med. 2014; 24(6): 418-20. DOI: http://doi.org/10.1111/tme.12168

14. Чернова Т.М., Дубко М.Ф. Парвовирус B19 как причина кардита в сочетании с миозитом. Медицинский совет. 2018; (2): 190-3. DOI: http://doi.org/10.21518/2079-701X-2018-2-190-193

15. Элижбаева М.А., Февралева И.С., Глинщикова О.А., Сильвейстрова О.Ю., Шипулина О.Ю., Домонова Э.А. и др. Выявление парвовируса В19 в крови российских доноров. Гематология и трансфузиология. 2011; 56(2): 10-3.

16. Riipinen A., Väisänen E., Nuutila M., Sallmen M., Karikoski R., Lindbohm M.L., et al. Parvovirus B19 infection in fetal deaths. Clin. Infect. Dis. 2008; 47(12): 1519-25. DOI: http://doi.org/10.1086/593190

17. Kelly H.A., Siebert D., Hammond R., Leydon J., Kiely P., Maskill W. The age-specific prevalence of human parvovirus immunity in Victoria, Australia compared with other parts of the world. Epidemiol. Infect. 2000; 124(3): 449-57. DOI: http://doi.org/10.1017/s0950268899003817

18. Mossong J., Hens N., Friederichs V., Davidkin I., Broman M., Litwinska B., et al. Parvovirus B19 infection in five European countries: seroepidemiology, force of infection, and maternal risk of infection. Epidemiol. Infect. 2008; 136(8): 1059-68. DOI: http://doi.org/10.1017/S0950268807009661

19. Elnifro E., Nisha A.K., Almabsoot M., Daeki A., Mujber N., Muscat J. Seroprevalence of parvovirus B19 among pregnant women in Tripoli, Libya. J. Infect. Dev. Ctries. 2009; 3(3): 218-20. DOI: http://doi.org/10.3855/jidc.38

20. Pedranti M.S., Barbero P., Wolff C., Ghietto L.M., Zapata M., Adamo M.P. Infection and immunity for human parvovirus B19 in patients with febrile exanthema. Epidemiol. Infect. 2012; 140(3): 454-61. DOI: http://doi.org/10.1017/S0950268811000823

21. Nicolay N., Cotter S. Clinical and epidemiological aspects of parvovirus B19 infections in Ireland, January 1996 – June 2008. Eurosurveill. 2009; 14(25): 19249.

22. Лаврентьева И.Н., Антипова А.Ю. Парвовирус B19 человека: характеристика возбудителя, распространение и диагностика обусловленной им инфекции. Инфекция и иммунитет. 2013; 3(4): 311-22.

23. Антипова А.Ю., Лаврентьева И.Н., Бичурина М.А., Лялина Л.В., Кутуева Ф.Р. Распространение парвовирусной инфекции в Северо-Западном федеральном округе России. Журнал инфектологии. 2011; 3(4): 44-8.

24. Khamitova I.V., Lavrentyeva I.N., Averyanova M.Yu., Chukhlovin A.B., Zubarovskaya L.S., Afanasyev B.V. Parvovirus B19 incidence, specific antibody response, and delayed hematopoietic recovery after allogeneic hematopoietic stem cell transplantation. Cell. Ther. Transplant. 2018; 7(1): 36-43. DOI: http://doi.org/10.18620/ctt-1866-8836-2018-7-1-36-43

25. Лаврентьева И.Н., Хамитова И.В., Слита А.В., Левковский А.Е., Диало А.А., Диало А.К. и др. Влияние коинфицирования B19V и Plasmodium Falciparum на течение и прогноз малярии. Инфекция и иммунитет. 2018; 8(3): 383-7. DOI: http://doi.org/10.15789/2220-7619-2018-3-383-387

26. Лаврентьева И.Н., Антипова А.Ю., Бичурина М.А., Хамитова И.В., Никишов О.Н., Кузин А.А. Маркеры парвовирусной инфекции у лиц с экзантемными заболеваниями и в группах риска. Журнал инфектологии. 2019; 11(3): 110-7.

27. Francois K.L., Parboosing R., Moodley P. Parvovirus B19 in South African blood donors. J. Med. Virol. 2019; 91(7): 1217‐23. DOI: http://doi.org/10.1002/jmv.25450

28. Zadsar M., Aghakhani A., Banifazl M., Kazemimanesh M., Tabatabaei Yazdi S.M., Mamishi S., et al. Seroprevalence, molecular epidemiology and quantitation of parvovirus B19 DNA levels in Iranian blood donors. J. Med. Virol. 2018; 90(8): 1318-22. DOI: http://doi.org/10.1002/jmv.25195

29. Li X., Lin Z., Liu J., Tang Y., Yuan X., Li N., et al. Overall prevalence of human parvovirus B19 among blood donors in mainland China: A PRISMA-compliant meta-analysis. Medicine (Baltimore). 2020; 99(17): e19832. DOI: http://doi.org/10.1097/MD.0000000000019832

30. Slavov S.N., Rodrigues E.S., Sauvage V., Caro V., Diefenbach C.F., Zimmermann A.M., et al. Parvovirus B19 seroprevalence, viral load, and genotype characterization in volunteer blood donors from southern Brazil. J. Med. Virol. 2019; 91(7): 1224‐31. DOI: http://doi.org/10.1002/jmv.25453


Об авторах

Ирина Николаевна Лаврентьева
ФБУН «Санкт-Петербургский научно-исследовательский институт эпидемиологии и микробиологии имени Пастера» Роспотребнадзора
Россия
д.м.н., зав. лаб. экспериментальной вирусологии


Ирина Викторовна Хамитова
ФБУН «Санкт-Петербургский научно-исследовательский институт эпидемиологии и микробиологии имени Пастера» Роспотребнадзора
Россия
зав. Центральной клиникодиагностической лаборатории


Jacob Camara
Университет имени Гамаля Абдель Насера
Гвинея

researcher, Laboratory of hemorrhagic hemorrhagic fevers

ВР 1143, Конакри



Анастасия Юрьевна Антипова
ФБУН «Санкт-Петербургский научно-исследовательский институт эпидемиологии и микробиологии имени Пастера» Роспотребнадзора
Россия
к.б.н., н.с. лаб. экспериментальной вирусологии


Маина Александровна Бичурина
ФБУН «Санкт-Петербургский научно-исследовательский институт эпидемиологии и микробиологии имени Пастера» Роспотребнадзора
Россия
д.м.н., зав. вирусологической лабораторией центра по элиминации кори и краснухи


Faly N. Magassouba
Университет имени Гамаля Абдель Насера
Гвинея

PhD, Chief, Laboratory of hemorrhagic fevers

ВР 1143, Конакри



Олег Николаевич Никишов
ФГБВОУ ВПО «Военно-медицинская академия им. С.М. Кирова» Минобороны России
Россия
к.м.н., преподаватель каф. общей и военной эпидемиологии


Александр Александрович Кузин
ФГБВОУ ВПО «Военно-медицинская академия им. С.М. Кирова» Минобороны России
Россия
д.м.н., доц. каф. общей и военной эпидемиологии


Александр Владимирович Семенов
ФБУН «Санкт-Петербургский научно-исследовательский институт эпидемиологии и микробиологии имени Пастера» Роспотребнадзора; ГБОУ ВПО «Северо-Западный государственный медицинский университет им. И.И. Мечникова» Минздрава России
Россия
д.б.н., зав. лаб. вирусологии и иммунологии ВИЧ-инфекции, зам. директора по инновационной работе


Для цитирования:


Лаврентьева И.Н., Хамитова И.В., Camara J., Антипова А.Ю., Бичурина М.А., Magassouba F.N., Никишов О.Н., Кузин А.А., Семенов А.В. Состояние гуморального иммунитета к парвовирусу В19 у населения отдельных географических регионов. Журнал микробиологии, эпидемиологии и иммунобиологии. 2020;97(3):233-241. https://doi.org/10.36233/0372-9311-2020-97-3-5

For citation:


Lavrentieva I.N., Khamitova I.V., Camara J., Antipova A.Yu., Bichurina M.A., Magassouba F.N., Nikishov O.N., Kuzin A.A., Semenov A.V. The Status of Humoral Immunity to Parvovirus B19 in Population of Certain Geographical Regions. Journal of microbiology, epidemiology and immunobiology. 2020;97(3):233-241. (In Russ.) https://doi.org/10.36233/0372-9311-2020-97-3-5

Просмотров: 52


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 0372-9311 (Print)
ISSN 2686-7613 (Online)