Preview

Журнал микробиологии, эпидемиологии и иммунобиологии

Расширенный поиск

COVID-19: эволюция пандемии в России. Сообщение I: проявления эпидемического процесса COVID-19

https://doi.org/10.36233/0372-9311-276

Полный текст:

Аннотация

Актуальность. Продолжающаяся пандемия новой коронавирусной инфекции (COVID-19) определяет актуальность анализа эпидемиологических закономерностей распространения SARS-CoV-2 среди населения России.

Цель данной статьи — изучение проявлений эпидемического процесса COVID-19 на территории РФ за 2020–2022 гг.

Материалы и методы. Проведён ретроспективный эпидемиологический анализ заболеваемости COVID-19 с 30.03.2020 по 24.04.2022 на территории РФ. Использованы материалы отчёта Роспотребнадзора № 970 «Информация о случаях инфекционных заболеваний у лиц с подозрением на новую коронавирусную инфекцию», информационного портала Стопкоронавирус.рф и др. Наличие РНК SARS-CoV-2 было подтверждено методом полимеразной цепной реакции в реальном времени с обратной транскрипцией.

Результаты и обсуждение. При анализе проявлений эпидемического процесса COVID-19 на территории РФ за 2020–2022 гг. выделены два этапа, различавшиеся влиянием биологического фактора и проводимыми противоэпидемическими мероприятиями. Прослеживается выраженная тенденция развития эпидемического процесса, начиная от мегаполисов (Москва, Московская область и Санкт-Петербург), являющихся крупными транспортными узлами и центрами миграционной активности населения, до регионов РФ. Установлено, что с каждым последующим циклом подъёма заболеваемости COVID-19 на фоне усиления контагиозности SARS-CoV-2 снижается его патогенность.

Заключение. Выявлены территории риска (города-мегаполисы), группы риска, факторы, влияющие на развитие эпидемического процесса. Определены закономерности распространения SARS-CoV-2 и оценена эффективность противоэпидемических мероприятий, направленных на разрыв механизма передачи возбудителя.

Введение

Возникшая на рубеже 2019–2020 гг. сначала в Китае и распространившаяся затем по всем странам эпидемия, этиологически связанная с коронавирусом SARS-CoV-2 (Severe Acute Respiratory Syndrome-related CoronaVirus 2), привела к росту исследований по всему спектру проблем, связанных с этой инфекцией [1][2].

Коронавирусы являются представителями семейства Coronaviridae из отряда Nidovirales, первый из которых — HCoV-B814 — изолирован в 1965 г. и к настоящему времени в вирусологических коллекциях не сохранился. К началу XXI в. коронавирусы не рассматривались в качестве опасных вирусов для человека, а представляли лишь ветеринарную проблему. В 2002 г. данное утверждение пересмотрено после проникновения в популяцию человека вируса тяжёлого острого респираторного синдрома (SARSCoV — Severe Acute Respiratory Syndrome-related CoronaVirus) от летучих мышей в Юго-Восточной Азии, а в 2012 г. — вируса Ближневосточного респираторного синдрома (MERS-CoV — Middle East Respiratory Syndrome-related CoronaVirus) на территории Аравийского полуострова. Таким образом, имея выраженный зоонозный потенциал, коронавирусы смогли преодолеть межвидовой барьер, что потребовало ревизии таксономической структуры семейства Coronaviridae [3].

Исследования показали, что новый вирус SARSCoV2 сформировался посредством естественных природных механизмов в октябре–ноябре 2019 г. на территории КНР и приобрёл возможность проникать в клетки лёгких человека, используя рецепторы ангиотензинпревращающего фермента II типа (ACE2), который служит котранспортёром для вируса. Первый случай инфекции, ассоциированной с новым коронавирусом, зарегистрирован в Китае 17.11.2019 в городе Ухань, впоследствии были выявлены ещё 266 человек, у которых респираторное заболевание могло быть связано с новым вариантом коронавируса. В конце декабря 2019 г. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) проинформирована о вспышке «неизвестной пневмонии». В начале 2020 г. случаи нового заболевания, впоследствии названного COVID-19 (Corona Virus Disease 2019), начали регистрировать во многих странах, главным образом Европы и США [4–7]. Многочисленные смертельные исходы, ущерб здоровью людей, наносимый COVID-19, его повсеместное интенсивное распространение послужили для ВОЗ основанием объявить 11.03.2020 о пандемии новой коронавирусной инфекции1. В настоящее время COVID-19 продолжает оставаться одной из серьёзных проблем здравоохранения во всём мире и имеет огромную эпидемиологическую и социально-экономическую значимость.

Эпидемический процесс COVID-19 в каждой стране имеет свои особенности. Это обусловлено многими факторами, связанными с уровнем развития экономики, организацией системы здравоохранения, этническими характеристиками общества, оперативностью и объёмом принятых правительством ограничительных мер, здоровьем и менталитетом общества в целом, состоянием экологии и рядом других факторов. С момента начала регистрации случаев COVID-19 многие государства разработали и начали использовать формы статистической отчётности для сбора эпидемиологической и клинической информации и формирования баз данных по этой инфекции, что позволяет не только анализировать особенности эпидемического процесса и течения заболевания в той или иной стране, но и оценивать эффективность ограничительных мероприятий, проводить планирование будущих мер, направленных на сдерживание эпидемий острых респираторных инфекций с пандемическим потенциалом [8–15].

Важно отметить, что проведение всех противоэпидемических мероприятий в Российской Федерации (РФ) осуществлялось на основе научного обоснования и с учётом опыта отечественной эпидемиологии. В связи с этим среди первоначальных мер, принятых Роспотребнадзором, были постоянный мониторинг эпидемиологической обстановки (с 31.12.2019) и усиление санитарно-карантинного контроля в пунктах пропуска через государственную границу РФ. Однако такая особенность COVID-19, как возможность распространения возбудителя лицами без клинических симптомов, не позволила исключить вероятность завоза инфекции на территорию страны. На начальном этапе развития пандемии COVID-19 основные усилия на территории РФ были направлены на недопущение завоза и распространения случаев заболевания через государственную границу РФ. В результате пандемического распространения SARS-CoV-2 акцент комплекса противоэпидемических и профилактических мероприятий сместился с санитарной охраны территории РФ на тестирование, отслеживание контактных лиц и их изоляцию внутри страны.

Основой эффективности модели реагирования на распространение SARS-CoV-2 в РФ являлись системность и быстрота введения своевременных строгих ограничительных мероприятий, основанных на результатах масштабного лабораторного скрининга и прогноза развития эпидемиологической обстановки. Уникальность подхода реагирования на распространение COVID-19 в России состоит в том, что научные учреждения являются неотъемлемой частью санитарно-эпидемиологической службы. Наука стала надёжной опорой в разработке средств диагностики, профилактики и лечения COVID-19, изучения динамики эпидемического процесса как по регионам, так и на территории всей РФ, что является основой для принятия управленческих решений. Именно на основе эпидемиологического анализа и чётких критериев оценки эпидемической ситуации принимались решения по ограничениям авиасообщения, работы организаций бизнеса, производств, учреждений образования и культуры [16–24].

Цель данной статьи — изучение проявлений эпидемического процесса COVID-19 на территории РФ за 2020–2022 гг.

Материалы и методы

Исследование выполнено в ЦНИИ Эпидемиологии Роспотребнадзора. Проведён ретроспективный эпидемиологический анализ заболеваемости COVID-19 с 30.03.2020 по 24.04.2022 в РФ. Информация о пациентах (возраст, пол, форма заболевания, дата заболевания) извлечена из базы данных, сформированной на основе материалов формы отчёта Роспотребнадзора № 970 «Информация о случаях инфекционных заболеваний у лиц с подозрением на новую коронавирусную инфекцию». Указанным пациентам присвоен код МКБ-10 U07.1 «COVID-19, вирус идентифицирован»: COVID-19 подтверждён лабораторными исследованиями, независимо от тяжести клинических признаков или симптомов. Использованы также данные ВОЗ, отечественного информационного портала Стопкоронавирус.рф2 и сервиса визуализации и анализа данных Yandex DataLens3. На основании указанных материалов изучены основные проявления эпидемического процесса COVID-19 за период с начала пандемии по настоящее время, включавшие такие характеристики, как динамика заболеваемости, гендерная пропорция и возрастная структура заболевших, сезонность заболеваемости, влияние режимных ограничительных противоэпидемических мероприятий. В исследовании использованы материалы национальной платформы по агрегации данных о геномах SARS-CoV-2 — «VGARus» (Virus Genome Aggregator of Russia)4.

Лабораторные исследования проводили в соответствии с МР 3.1.0169-20 «Лабораторная диагностика COVID-19» и др. Биологическим материалом для исследования являлись мазки из носа, носоглотки и/или горла, промывные воды бронхов, полученные при фибробронхоскопии (бронхоальвеолярный лаваж), (эндо)трахеальный, назофарингеальный аспират, мокрота, биопсийный или аутопсийный материал дыхательных путей. У всех пациентов было получено информированное согласие на участие в исследовании. Исследование одобрено этическим комитетом ФБУН ЦНИИ Эпидемиологии Роспотребнадзора (протокол № 3 от 27.03.2020).

Все лабораторные методики, использованные в исследовании, разработаны специалистами ФБУН ЦНИИ Эпидемиологии Роспотребнадзора. Наличие РНК SARS-CoV-2 подтверждено методом полимеразной цепной реакции в реальном времени с обратной транскрипцией (ОТ-ПЦР-РВ) с применением тест-систем АмплиСенс® Cov-Bat-FL5 и на основе LAMP АмплиСенс® SARS-CoV-2. Для количественного определения РНК SARS-CoV-2 методом ОТ-ПЦР использовали набор реагентов АмплиСенс® COVID-19-FL6. Для проведения амплификации фрагментов генома и последующего секвенирования использовали разработанные во ФБУН ЦНИИ Эпидемиологии Роспотребнадзора праймерные панели. Для обнаружения 2 мутаций S-белка геноварианта Дельта (B.1.617.2) — L452R и P681R и 4 мутаций S-белка геноварианта Омикрон (B.1.1.529) — мутация N501Y, делеция delHV69-70, делеция delVYY143-145 и инсерция Ins214EPE разработана лабораторная методика, основанная на ПЦР-РВ.

Для статистической обработки использованы стандартные методы описательной статистики «Microsoft Excel» и «Statistica 12.0» («StatSoft»). Доверительный интервал (95% ДИ) рассчитывали по методу Клоппера–Пирсона (точный метод).

Результаты

Анализ проявлений эпидемического процесса COVID-19 на территории РФ за 2020–2022 гг. проведён на основании динамической оценки состояния и тенденций развития эпидемической ситуации.

В РФ регистрация первых случаев COVID-19 отмечена с 31.01.2020 в приграничных с Китаем территориях, первый случай завоза возбудителя на европейскую часть страны зафиксирован 02.03.2020. Эпидемический подъём заболеваемости начался с крупных мегаполисов с 30.03.2020, а уже с 16.04.2020 случаи COVID-19 установлены во всех регионах России. За весь период наблюдения (30.03.2020–24.04.2022) на территории РФ всего зарегистрировано 18 137 137 случаев заболевания. Среднее значение уровня заболеваемости COVID-19 в РФ за 2021–2022 гг. составляет 155,3 на 100 тыс. населения. Динамическая оценка состояния и тенденций развития эпидемической ситуации по COVID-19 на территории РФ за 2020–2022 гг. позволила выделить 5 подъёмов заболеваемости. Максимальное значение показателя заболеваемости было зафиксировано в V период подъёма (10.01.2022–27.02.2022) и составило 905,37 на 100 тыс. населения (рис. 1).

Рис. 1. Динамика заболеваемости COVID-19 в России в 2020–2022 гг.
I–V — периоды подъёма заболеваемости.
Fig. 1. Dynamics of COVID-19 incidence in the Russian Federation in 2020–2022.
I–V — periods of rise.

Наиболее интенсивное распространение вируса SARS-CoV-2 было зарегистрировано в трёх самых крупных мегаполисах РФ (Москва, Московская область, Санкт-Петербург), где суммарный удельный вес случаев COVID-19 в период «завоза» (02.03.2020–30.03.2020) в общей структуре заболеваемости составил 84% (95% ДИ 83,08–85,20) от общего числа зарегистрированных случаев (рис. 2).

Рис. 2. Удельный вес случаев COVID-19 в крупных мегаполисах (Москва, Московская область, Санкт-Петербург) в общей структуре зарегистрированных случаев в РФ в период «завоза» SARS-CoV-2 за 02.03.2020–30.03.2020 (а) и за 30.03.2020–24.04.2022 (б).
Fig. 2. The proportion of SARS-CoV-2 infection in large megacities (Moscow, Moscow Region, St. Petersburg) among all COVID-19 cases registered in the Russian Federation during the period of SARS-CoV-2 “importation” in 2020 (March, 02, 2020 – March 30, 2020) (a) and during the period from March 30, 2020 to April 24, 2022 (b).

В последующем эта пропорция существенно изменилась, и удельный вес случаев COVID-19 в Москве, Московской области и Санкт-Петербурге в общей структуре заболевших за весь исследуемый период (30.03.2020–24.04.2022) составил 31% (95% ДИ 30,8–32,2) (Москва — 16%, Московская область — 6%, Санкт-Петербург — 9%), тогда как доля зарегистрированных случаев в других регионах РФ стала преобладающей — 69% (95% ДИ 68,5–70,95) (рис. 2).

Стартом эпидемического процесса в РФ был завоз первого случая заболевания COVID-19 на европейскую часть страны (Москва) 02.03.2020 из Италии. Начиная с 30.03.2020 зафиксирован I подъём заболеваемости COVID-19 (30.03.2020–30.08.2020 — 22 календарные недели). Всего за данный период зарегистрировано 987 989 случаев COVID-19, средний уровень заболеваемости в России составил 30,72 на 100 тыс. населения (рис. 3).

Рис. 3. Динамика заболеваемости COVID-19 в России в I период её  подъёма (30.03.2020–30.08.2020).
Fig. 3. Dynamics of COVID-19 incidence in the Russian Federation during its I period from March 30, 2020 to August 30, 2020.

В период эпидемического роста в первый подъём заболеваемости темп прироста новых случаев варьировал от 39,6 до 161,3% (от 10 370 до 75 001 случая еженедельно). Начиная с 16.05.2020 регистрация новых случаев резко пошла на убыль, снизившись к 31.05.2020 на 20,5%, а к 30.06.2020 — на 42,6% от максимального значения. Пик заболеваемости пришёлся на 04.05.2020–11.05.2020 и составил 51,31 на 100 тыс. населения РФ. В Москве показатель заболеваемости превышал общероссийский в 6,4 раза (р < 0,001). Период роста сменился периодом медленного снижения с последующей стабилизацией показателей на минимальных значениях — 22,97 на 100 тыс. населения (рис. 3). Фаза стабилизации уровня заболеваемости (21–39-я неделя) в регионах оказалась значительно более растянутой во времени, а максимум был зарегистрирован на 15 дней позже, чем в Москве, Московской области и Санкт-Петербурге.

Осложнение эпидемиологической ситуации зафиксировано с 31.08.2020 по 09.05.2021 (36 календарных недель) и связано с началом II подъёма заболеваемости COVID-19 на территории РФ. Уровень заболеваемости составил 2661,23 на 100 тыс. населения. Всего зарегистрировано 3 889 936 случаев заболевания. Среднее значение уровня заболеваемости COVID-19 в РФ за этот период составило 73,92 на 100 тыс. населения (рис. 4).

Рис. 4. Динамика заболеваемости COVID-19 в РФ во II период подъёма (31.08.2020–09.05.2021).
Fig. 4. Dynamics of COVID-19 incidence in the Russian Federation during its II period from August 31, 2020 to May 9, 2021.

Во время II подъёма заболеваемости COVID-19 в РФ темп прироста характеризовался высокими абсолютными значениями и варьировал в течение сентября–декабря 2020 г. от 0,7 до 32,3% (от 35 179 до 201 871 случая еженедельно). Выход на пиковое значение — 29 935 новых случаев инфекции — был отмечен 24.12.2020, в дальнейшем регистрация новых случаев резко пошла на убыль, снизившись к 31.01.2021 на 38,7%, а к 28.02.2021 — на 62,1% от максимального уровня. Пик заболеваемости пришёлся на 21.12.2020–27.12.2020 и составил 138,11 на 100 тыс. населения. Среднее значение уровня заболеваемости — 93,0 на 100 тыс. населения. За период III подъёма (10.05.2021–12.09.2021, 18 календарных недель) всего на территории РФ зарегистрировано 2 259 808 случаев, среднее значение уровня заболеваемости COVID-19 в РФ составило 85,89 на 100 тыс. населения (рис. 5).

Рис. 5. Динамика заболеваемости COVID-19 в РФ в III период подъёма (10.05.2021–12.09.2022).
Fig. 5. Dynamics of COVID-19 incidence in the Russian Federation during the third period fromvMay 10, 2021 to September 12, 2021.

В этот период темп прироста характеризовался высокими значениями и варьировал от 1,1 до 31,5% еженедельно (от 59 983 до 174 800 случаев). Выход на пиковое значение — 25 766 новых случаев инфекции — был зарегистрирован в период 12.07.2021–18.07.2021 и составил 119,59 на 100 тыс. населения. В дальнейшем регистрация новых случаев пошла на убыль, снизившись к 31.07.2021 на 7,6%, а к 31.08.2021 — на 30,9% от максимального значения (рис. 5).

Четвертый подъём заболеваемости на территории РФ продолжался с 13.09.2021 по 09.01.2022 (17 календарных недель), всего зарегистрировано 3 510 779 случаев со средним показателем заболеваемости 141,28 на 100 тыс. населения (рис. 6). Темп прироста варьировал в течение сентября 2021 г. от 3,4 до 15,1% (от 112 883 до 281 305 случаев еженедельно). Пик заболеваемости зафиксирован 01.11.2021– 07.11.2021 и составил 192,45 на 100 тыс. населения с последующим снижением к 30.11.2021 на 21,0%, а к 31.12.2021 — на 50,1% от максимального значения.

Рис. 6. Динамика заболеваемости COVID-19 в России в IV период подъёма (13.09.2021–09.01.2022).
Fig. 6. Dynamics of COVID-19 incidence in the Russian Federation during the fourth period from September 13, 2021 to January 9, 2022.

За период V подъёма (10.01.2022–27.03.2022, 11 календарных недель) всего зарегистрировано 5 640 267 случаев заболевания. Среднее значение показателя заболеваемости COVID-19 в РФ за этот период составило 442,31 на 100 тыс. населения (рис. 7).

Рис. 7. Динамика заболеваемости COVID-19 в РФ в V период подъёма (10.01.2022–27.03.2022).
Fig. 7. Dynamics of COVID-19 incidence in the Russian Federation during the V period from January 10, 2022 to March 27, 2022.

Этот период заболеваемости в РФ характеризовался высоким темпом прироста, который варьировал в течение января–февраля 2022 г. от 23,3 до 106,4% (от 15 830 до 203 949 случаев ежедневно). Выход на пиковое значение — 203 949 новых случаев инфекции — был отмечен 11.02.2022. В дальнейшем регистрация новых случаев пошла на убыль, снизившись к 20.02.2022 на 16,2% от максимального уровня. Пик V подъема заболеваемости с 07.02.2022 по 13.02.2022. Максимальное значение показателя заболеваемости COVID-19 в РФ за этот период составило 905,37 на 100 тыс. населения.

При сравнительной оценке эпидемического процесса на различных территориях РФ установлено, что начало эпидемического роста в мегаполисах происходило раньше, чем в других регионах. Например, в Москве начало роста заболеваемости было зарегистрировано 30.03.2020–05.04.2020 с пиком заболеваемости 04.05.2020–10.05.2020 — 325,04 на 100 тыс. населения, а в остальных субъектах РФ — 20.04.2020–26.04.2020 с максимальным уровнем заболеваемости 08.06.2020–14.06.2020 — 37,75 на 100 тыс. населения (рис. 8). Эта тенденция сохранялась на протяжении последующих 4 подъемов заболеваемости COVID-19 в РФ (таблица).

Рис. 8. Сравнительная динамика заболеваемости COVID-19 на территории Москвы и РФ (2020–2022 гг.).
I–V — периоды подъёма заболеваемости (даты см. в таблице).
Fig. 8. Comparative dynamics of COVID-19 incidence in Moscow and in the Russian Federation (2020–2022).
I –V — periods of rise (dates see in the Table).

Сравнение показателей заболеваемости COVID-19 в различные её периоды в Москве и других регионах РФ
Comparison of COVID-19 incidence rates at the different stages of epidemic in Moscow and other regions of the Russia

Одним из приоритетных направлений эпидемиологического надзора за COVID-19 является определение целевых групп населения, в отношении которых наиболее высок риск инфицирования. Проведённый ретроспективный эпидемиологический анализ данных за 2020–2022 гг. в различные фазы развития эпидемии позволил установить в гендерно-возрастной структуре заболевших COVID-19 доминирование женщин и мужчин в возрасте 50–64 лет (24,2 и 21,8% соответственно) и старше 65 лет (20,8 и 15,7% соответственно). Наименьший удельный вес среди заболевших COVID-19 отмечен у лиц в возрасте 18–29 лет (женщины составили 10,9%, мужчины — 11,9%), что может быть связано с преобладанием бессимптомных форм инфекции за счёт активного функционирования иммунной системы, обеспечивающей эффективную защиту макроорганизма от инфекционных агентов (рис. 9). Эти данные совпадают с результатами, полученными отечественными исследователями в 2020 г., о том, что COVID-19 является заболеванием в первую очередь взрослых пациентов среднего и старшего возраста [24].

Рис. 9. Возрастная структура заболевших COVID-19 в группах мужчин и женщин в России за 2020–2022 гг.
Fig. 9. Age distribution of COVID-19 cases (male and female) in the Russian Federation in 2020–2022.

Несмотря на относительно равномерное распределение по полу в различных возрастных группах, среди заболевших COVID-19 в возрасте до 40 лет преобладали мужчины, а старше 40 лет — женщины (рис. 9). Таким образом, демографические характеристики больных COVID-19 за пандемию остаются сходными, что может свидетельствовать об относительной устойчивости гендерно-возрастной структуры. Это позволяет определять целевые группы населения, в отношении которых наиболее высок риск инфицирования, а также параметры мониторинга, которые обеспечат информационную достаточность для принятия адресных и эффективных управленческих решений.

Доля детей в возрасте 0–17 лет в общей структуре заболевших увеличилась с 10% в 2020 г. до 18% в 2022 г. (рис. 10).

Рис. 10. Возрастная структура заболевших COVID-19 в России в 2020–2022 гг.
Fig. 10. Age distribution of COVID-19 cases in the Russian Federation in 2020–2022.

При анализе клинических проявлений заболеваемости COVID-19 на территории РФ за весь период наблюдения (30.03.2020–24.04.2022) установлено преобладание лёгких форм (54,19%; 95% ДИ 53,13–55,24) и средней степени тяжести (42,73%; 95% ДИ 41,86–43,60). Доля тяжёлых форм заболевания составляла 3,08% (95% ДИ 2,86–3,30).

При анализе заболеваемости COVID-19 на территории РФ по периодам подъёма заболеваемости распределение степеней тяжести течения COVID-19 происходило следующим образом: в I период удельный вес лёгких форм — 47,8%, средних форм тяжести — 47,7%, тяжёлых форм — 4,5%; во II — 55,3, 41,6 и 3,1%; в III — 56,3, 41,1 и 2,6%; в IV — 56,8, 40,9 и 2,2%; в V — 66,6, 33,0 и 0,4% соответственно (рис. 11).

Рис. 11. Структура распределения по формам тяжести течения COVID-19 в России по I–V периодам подъёма заболеваемости.* р < 0,05.
Fig. 11. The distribution of COVID-19 cases by the disease severity in the Russian Federation at the I–V stages of the epidemic. * р < 0,05.

Таким образом, на протяжении пяти периодов роста заболеваемости COVID-19 удельный вес тяжёлых случаев инфекции снижался, составив в I период 4,5% в общей структуре клинических форм течения заболевания; во II — 3,1%; в III — 2,6%; в IV — 2,2%, в V — 0,4%. Можно предположить, что данная тенденция связана с совершенствованием тактики лечения больных COVID-19, а также с ослаблением патогенных свойств вируса, спровоцированных мутационными процессами.

В структуре зарегистрированных случаев COVID-19 на территории РФ за исследуемый период (30.03.2020–24.04.2022) доля пневмоний среди госпитализированных пациентов с диагнозом COVID-19 составила 80,68% (95% ДИ 77,75–83,61), доля клинического варианта острой респираторной вирусной инфекции — 19,32% (95% ДИ 16,39– 22,25).

Распределение клинических форм COVID-19 на территории РФ по периодам подъёма заболеваемости отображено на рис. 12. По мере развития пандемии COVID-19 на территории РФ диагноз пневмонии регистрировался в 4,5–5,2 раза чаще, чем диагноз острой респираторной вирусной инфекции, однако в период 5-го подъёма заболеваемости соотношение кардинальным образом изменилось.

Рис. 12. Структура распределения клинических вариантов зарегистрированных случаев COVID-19 на территории РФ во время I–V периодов подъёма заболеваемости. * р < 0,05.
Fig. 12. Distribution of the clinical variants of registered cases of COVID-19 in the Russian Federation during the I–V stages of the epidemic. * р < 0,05.

Обсуждение

Анализ проявлений эпидемического процесса COVID-19 на территории РФ за 2020–2022 гг. позволил выделить два этапа заболеваемости.

Первый этап (март 2020 г.–январь 2021 г.) связан с введением противоэпидемических и ограничительных мероприятий по всей стране, основанных на неспецифической профилактике, и, с эпидемиологической точки зрения, характеризовался неоднородностью (гетерогенностью) взаимодействующих популяций возбудителя и человека. На первом этапе эпидемии COVID-19 на территории РФ были зафиксированы 2 подъёма уровня заболеваемости населения, регулируемые социальными и природными факторами.

Второй этап (январь 2021 г. – настоящее время) обусловлен изменением биологических свойств SARS-CoV-2 и введением массовой вакцинопрофилактики против COVID-19; зафиксированы 3 подъёма уровня заболеваемости населения.

Изучение распространения SARS-CoV-2 позволило выявить закономерность развития эпидемического процесса COVID-19 на территории РФ: начальный быстрый подъём заболеваемости в период «завоза» (02.03.2020–30.03.2020) возбудителя в мегаполисах за счёт высокой плотности населения и социальной активности, напряжённых внутренних и международных транспортных потоков, малого социального дистанцирования с последующим постепенным вовлечением в эпидемический процесс населения других регионов РФ с запада на восток.

На развитие эпидемического процесса COVID-19 на первом этапе в I период роста заболеваемости населения с марта по май 2020 г. значительное влияние оказали своевременно принятые противоэпидемические меры, основу которых составило введение строгих режимно-ограничительных мер санитарно-эпидемиологического характера (режим «локдауна») на территории всех регионов РФ [17]. По мере развития в мире пандемии COVID-19 Правительство РФ последовательно принимало жёсткие заградительные меры: от запрета полностью на въезд в Россию иностранных граждан из наиболее поражённых инфекцией стран до полного закрытия государственных границ и прекращения международного авиасообщения. Всего Правительство РФ с целью ограничения перемещений в январе–марте 2020 г. выпустило 15 распоряжений. На территории РФ в соответствии с Указами Президента РФ (№ 206, № 239, № 2294) единый период нерабочих дней окончился 12.05.2020.

Введение режимно-ограничительных мер привело к снижению активности путей передачи возбудителя от источника инфекции к восприимчивому организму. За счёт указанных противоэпидемических мер не произошло «взрывного» роста заболеваемости на территории РФ и благодаря связанному с этим выигрышу во времени удалось подготовить медицинскую инфраструктуру для оказания эффективной профессиональной помощи заболевшим.

Следует отметить, что эффект мер по разобщению и введению режима самоизоляции в условиях мегаполиса наступает через временной промежуток, равный 3,0–3,5 инкубационным периодам с максимальной длительностью 14 дней [22]. На фоне действия режима самоизоляции переломный момент в развитии эпидемии COVID-19 в Москве наступил 16.05.2020, когда зафиксировали первое существенное уменьшение числа новых случаев с 4748 до 3505 со стабилизацией на достигнутом уровне и последующим снижением.

Таким образом, режимно-ограничительные меры, хотя и оказывают влияние на интенсивность эпидемического процесса, ограничены не только по масштабу, но и по продолжительности. В РФ использование комплекса ограничительных мероприятий и режима нерабочих дней дало свой выраженный эпидемиологический эффект.

Второй этап пандемии COVID-19 на территории РФ (с января 2021 г. по настоящее время) начался с изменения биологических свойств вируса SARS-CoV-2 с последующей сменой превалирующих (альфа, дельта и омикрон) геновариантов и стартом массовой специфической иммунопрофилактики. На втором этапе подъёмы заболеваемости COVID-19 (III–V) происходили на фоне массовой вакцинации и связаны, видимо, с эволюцией вируса и становлением его эпидемического варианта (фазовое развитие эпидемического процесса в соответствии с теорией саморегуляции академика В.Д. Белякова) при закономерном изменении иммунологической структуры популяции человека в цепи циркуляции возбудителя [25][26].

Второй подъем заболеваемости COVID-19, предположительно, был связан и с сезонными факторами, характерными для роста уровня заболеваемости респираторными инфекциями с воздушно-капельным механизмом передачи возбудителя. В настоящее время материалов, доступных для ретроспективного многолетнего анализа заболеваемости COVID-19, недостаточно. Можно предположить, что коронавирус обретает свою сезонность с ежегодным подъёмом заболеваемости в сентябре– октябре, однако эти данные требуют дальнейшего изучения и подтверждения.

Заключение

Анализ проявлений эпидемического процесса COVID-19 и циркуляции геновариантов SARSCoV2 на территории РФ за 2020–2022 гг. позволил выделить 2 этапа и 5 подъёмов заболеваемости COVID-19, каждый из которых имеет свои особенности. Первый этап (март 2020 г. – январь 2021 г.) обусловлен появлением нового возбудителя в популяции человека, который под воздействием социальных и природных факторов дал начало эпидемическому процессу COVID-19. На втором этапе пандемии COVID-19 на территории РФ (январь 2021 г. – настоящее время) произошли изменения биологических свойств вируса SARS-CoV-2 с последующей сменой превалирующих геновариантов, их генетической трансформацией и стартом массовой специфической иммунопрофилактики.

При появлении новых геновариантов вирус SARS-CoV-2 стал менее патогенным для человека, но более контагиозным. Доказательством этого служат повышение уровня заболеваемости населения и уменьшение доли тяжёлых форм инфекции в динамике наблюдения.

Выявлена чёткая тенденция развития эпидемического процесса COVID-19 на территории РФ, начиная от мегаполисов (Москва, Московская область и Санкт-Петербург), которые являются крупными пересадочными узлами и центрами миграционной активности населения, до регионов РФ за счёт внутренних транспортных потоков.

Одним из приоритетных направлений эпидемиологического надзора за COVID-19 является определение целевых групп населения, в отношении которых наиболее высок риск инфицирования. По данным эпидемиологического анализа, группами риска являются лица в возрасте 50–64 года. В 2022 г. постепенно увеличивается доля детей в возрасте 0–17 лет в общей структуре заболевших, что может свидетельствовать о приспособлении возбудителя к новой восприимчивой группе населения.

Таким образом, анализ уровня заболеваемости COVID-19, мониторинг биологических, природных и социальных факторов, выявление групп риска и территорий риска определяют дальнейшие направления эпидемиологического надзора, являющегося основой для планирования и проведения профилактических и противоэпидемических мероприятий.

1. WHO. Coronavirus disease 2019 (COVID-19) Situation Report – 51; 2020. Available at: https://apps.who.int/iris/handle/10665/331475

2. Официальный интернет-ресурс для информирования населения по вопросам коронавируса (COVID-19). URL: https://стопкоронавирус.рф/

3. URL: https://datalens.yandex

4 VGARus (Virus Genome Aggregator of Russia). URL: https://genome.crie.ru/app/index

5. Регистрационное удостоверение от 07.04.2020 № РЗН 2014/1987 «Набор реагентов для выявления РНК коронавирусов, вызывающих тяжелую респираторную инфекцию: MERS-Cov (Middle East respiratory syndrome coronavirus) и SARS-Cov (Severe acute respiratory syndrome coronavirus), в биологическом материале методом полимеразной цепной реакции (ПЦР) с гибридизационно-флуоресцентной детекцией «АмплиСенс® Cov-Bat-FL» по ТУ 9398-224-01897593-2013».

6. Регистрационное удостоверение от 09.04.2021 № 2021/14026 «Набор реагентов для выявления и количественного определения РНК SARS-CoV-2 методом ОТ-ПЦР АмплиСенс® COVID-19-FL».

Список литературы

1. Corman V.M., Muth D., Niemeyer D., Drosten C. Hosts and sources of endemic human coronaviruses. Adv. Vir. Res. 2018; 100: 163–88. https://doi.org/10.1016/bs.aivir.2018.01.001

2. Lu R., Zhao X., Li J., Niu P., Yang B., Wu H., et al. Genomic characterization and epidemiology of 2019 novel coronavirus: implications for virus origins and receptor binding. Lancet. 2020; 395(10224): 565–74. https://doi.org/10.1016/S0140-6736(20)30251-8

3. Щелканов М.Ю., Попова А.Ю., Дедков В.Г., Акимкин В.Г., Малеев В.В. История изучения и современная классификация коронавирусов (Nidovirales: Coronaviridae). Инфекция и иммунитет. 2020; 10(2): 221–46. https://doi.org/10.15789/2220-7619-HOI-1412

4. Romagnani P., Gnone G., Guzzi F., Negrini S., Guastalla A., Annunziato F., et al. The COVID-19 infection: lessons from the Italian experience. J. Public Health Policy. 2020; 41(3): 238– 44. https://doi.org/10.1057/s41271-020-00229-y

5. Sebastian G., Massa M., Riboli E. COVID-19 epidemic in Italy: evolution, projections and impact of government measures. Eur. J. Epidemiol. 2020; 35(4): 341–5. https://doi.org/10.1007/s10654-020-00631-6

6. Rothe C., Schunk M., Sothmann P., Bretzel G., Froeschl G., Wallrauch C., et al. Transmission of 2019-nCoV infection from an asymptomatic contact in Germany. N. Engl. J. Med. 2020; 382(10): 970–1. https://doi.org/10.1056/NEJMc200146

7. Holshue M.L., DeBolt C., Lindquist S., Lofy K., Wiesman J., Bruce H., et al. First case of 2019 novel coronavirus in the United States. N. Engl. J. Med. 2020; 382(10): 929–36. https://doi.org/10.1056/NEJMoa2001191

8. Wang C.J., Ng C.Y., Brook R.H. Response to COVID-19 in Taiwan: big data analytics, new technology, and proactive testing. JAMA. 2020; 323(14): 1341–2. https://doi.org/10.1001/jama.2020.3151

9. Пшеничная Н.Ю., Лизинфельд И.А, Журавлев Г.Ю., Плоскирева А.А., Акимкин В.Г. Эпидемический процесс COVID-19 в Российской Федерации: промежуточные итоги. Сообщение 1. Инфекционные болезни. 2020; 18(3): 7–14. https://doi.org/10.20953/1729-9225-2020-3-7-14

10. Lauer S.A., Grantz K.H., Bi Q., Jones F.K., Zheng Q., Meredith H.R., et al. The incubation period of coronavirus disease 2019 (COVID-19) from publicly reported confirmed cases: estimation and application. Ann. Intern. Med. 2020; 172(9): 577–82. https://doi.org/10.7326/M20-0504

11. Raifman J., Nocka K., Jones D., Bo J., Lipson S., Jay J., et al. COVID-19 US State Policy Database. Ann Arbor, MI: Inter-university Consortium for Political and Social Research; 2020. https://doi.org/10.3886/E119446V1

12. Fang L., Karakiulakis G., Roth M. Are patients with hypertension and diabetes mellitus at increased risk for COVID-19 infection? Lancet. Respir. Med. 2020; 8(4): e21. https://doi.org/10.1016/S2213-2600(20)30116-8

13. Liang W.H., Guan W.J., Li C.C., Li Y.M., Liang H.R., Zhao Y., et al. Clinical characteristics and outcomes of hospitalised patients with COVID-19 treated in Hubei (epicentre) and outsideHubei (non-epicentre): a nationwide analysis of China. Eur. Respir. J. 2020; 55(6): 2000562. https://doi.org/10.1183/13993003.00562-2020

14. Ting D.S., Carin L., Dzau V., Wong T.Y. Digital technology and COVID-19. Nat. Med. 2020; 26(4): 459–61. https://doi.org/10.1038/s41591-020-0824-5

15. Кутырев В.В., Попова А.Ю., Смоленский В.Ю., Ежлова Е.Б., Демина Ю.В., Сафронов В.А. и др. Эпидемиологические особенности новой коронавирусной инфекции (COVID-19). Сообщение 1: Модели реализации профилактических и противоэпидемических мероприятий. Проблемы особо опасных инфекций. 2020; (1): 6–13. https://doi.org/10.21055/0370-1069-2020-1-6-13

16. Попова А.Ю., ред. COVID-19: научно-практические аспекты борьбы с пандемией в Российской Федерации. Саратов: Амирит; 2021.

17. Акимкин В.Г., Кузин С.Н., Колосовская Е.Н., Кудрявцева Е.Н., Семененко Т.А., Плоскирева А.А. и др. Характеристика эпидемиологической ситуации по COVID-19 в Санкт-Петербурге. Журнал микробиологии, эпидемиологии и иммунобиологии. 2021; 98(5): 497–511. https://doi.org/10.36233/0372-9311-154

18. Акимкин В.Г., Кузин С.Н., Семененко Т.А., Плоскирева А.А., Дубоделов Д.В., Тиванова Е.В. и др. Характеристика эпидемиологической ситуации по COVID-19 в Российской Федерации в 2020 г. Вестник Российской академии медицинских наук. 2021; 76(4): 412–22. https://doi.org/10.15690/vramn1505

19. Задорожный А.В., Пшеничная Н.Ю., Углева С.В., Еровиченков А.А., Акимкин В.Г., Малеев В.В. Сравнительный анализ заболеваемости COVID-19 среди населения Москвы и в организованных коллективах в учреждениях общественного проживания в период пандемии. Эпидемиология и инфекционные болезни. Актуальные вопросы. 2021; 11(2): 36–41. https://doi.org/10.18565/epidem.2021.11.2.36-41

20. Пшеничная Н.Ю., Лизинфельд И.А., Журавлев Г.Ю., Плоскирева А.А., Еровиченков А.А., Акимкин В.Г. Эпидемический процесс COVID-19 в Российский Федерации: промежуточные итоги. Сообщение 2. Инфекционные болезни. 2021; 19(1): 10–5. https://doi.org/10.20953/1729-9225-2021-1-10-15

21. Акимкин В.Г., Кузин С.Н., Семененко Т.А., Шипулина О.Ю., Яцышина С.Б., Тиванова Е.В. и др. Закономерности эпидемического распространения SARS-CoV-2 в условиях мегаполиса. Вопросы вирусологии. 2020; 65(4): 203–11. https://doi.org/10.36233/0507-4088-2020-65-4-203-211

22. Kaptelova V .V., Bukharina A.Y., Shipulina O.Y., Korneenko E.V., Saenko S.S., Lukyanov A.V., et al. Case report: change of dominant strain during dual SARS-CoV-2 infection. BMC Infect. Dis. 2021; 21(1): 959. https://doi.org/10.1186/s12879-021-06664-w

23. Борисова Н.И., Котов И.А., Колесников А.А., Каптелова В.В., Сперанская А.С., Кондрашева Л.Ю. и др. Мониторинг распространения вариантов SARS-CoV-2 (Coronaviridae: Coronavirinae: Betacoronavirus; Sarbecovirus) на территории Московского региона с помощью таргетного высокопроизводительного секвенирования. Вопросы вирусологии. 2021; 66(4): 269–78. https://doi.org/10.36233/0507-4088-72

24. Акимкин В.Г., Кузин С.Н., Семененко Т.А., Плоскирева А.А., Дубоделов Д.В., Тиванова Е.В. и др. Гендерно-возрастная характеристика пациентов с COVID-19 на разных этапах эпидемии в Москве. Проблемы особо опасных инфекций. 2020; (3): 27–35. https://doi.org/10.21055/0370-1069-2020-3-27-35

25. Беляков В.Д. Внутренняя регуляция эпидемического процесса (ответы на замечания и вопросы, поднятые при обсуждении теории). Журнал микробиологии, эпидемиологии и иммунобиологии. 1987; 64(10): 78–89.

26. Беляков В.Д., Голубев Д.Б., Каминский Г.Д., Тец В.В. Саморегуляция паразитарных систем. Ленинград: Медицина; 1987.


Об авторах

В. Г. Акимкин
Центральный научно-исследовательский институт эпидемиологии Роспотребнадзора
Россия

Акимкин Василий Геннадьевич — доктор медицинских наук, профессор, академик РАН, директор ЦНИИ Эпидемиологии.

Москва



А. Ю. Попова
Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека (Роспотребнадзор)
Россия

Попова Анна Юрьевна — доктор медицинских наук, профессор, Главный государственный санитарный врач Российской Федерации, руководитель Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека.

Москва



А. А. Плоскирева
Центральный научно-исследовательский институт эпидемиологии Роспотребнадзора
Россия

Плоскирева Антонина Александровна — доктор медицинских наук, профессор РАН, зам. директора ЦНИИ Эпидемиологии.

Москва



С. В. Углева
Центральный научно-исследовательский институт эпидемиологии Роспотребнадзора
Россия

Углева Светлана Викторовна — доктор медицинских наук, доцент, консультант организационно-методического отдела административно-управленческого подразделения ЦНИИ Эпидемиологии.

Москва



Т. А. Семененко
Национальный исследовательский центр эпидемиологии и микробиологии имени почётного академика Н.Ф. Гамалеи Минздрава РФ
Россия

Семененко Татьяна Анатольевна — доктор медицинских наук, профессор, руководитель отдела эпидемиологии НИЦЭМ им. Н.Ф. Гамалеи.

Москва



Н. Ю. Пшеничная
Центральный научно-исследовательский институт эпидемиологии Роспотребнадзора
Россия

Пшеничная Наталья Юрьевна — доктор медицинских наук, профессор, зам. директора ЦНИИ Эпидемиологии.

Москва



Е. Б. Ежлова
Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека (Роспотребнадзор)
Россия

Ежлова Елена Борисовна — кандидат медицинских наук, заместитель руководителя Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека.

Москва



А. Н. Летюшев
Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека (Роспотребнадзор)
Россия

Летюшев Александр Николаевич — кандидат медицинских наук, начальник Управления научно-аналитического обеспечения и международной деятельности Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека.

Москва



Ю. В. Демина
Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека (Роспотребнадзор)
Россия

Демина Юлия Викторовна — доктор медицинских наук, начальник Управления эпидемиологического надзора Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека.

Москва



С. Н. Кузин
Центральный научно-исследовательский институт эпидемиологии Роспотребнадзора
Россия

Кузин Станислав Николаевич — доктор медицинских наук, профессор, зав. лаб. вирусных гепатитов отдела молекулярной диагностики и эпидемиологии ЦНИИ Эпидемиологии.

Москва



Д. В. Дубоделов
Центральный научно-исследовательский институт эпидемиологии Роспотребнадзора
Россия

Дубоделов Дмитрий Васильевич — кандидат медицинских наук, старший научный сотрудник лаб. вирусных гепатитов отдела молекулярной диагностики и эпидемиологии ЦНИИ Эпидемиологии.

Москва



К. Ф. Хафизов
Центральный научно-исследовательский институт эпидемиологии Роспотребнадзора
Россия

Хафизов Камиль Фаридович — руководитель научной группы разработки новых методов диагностики на основе технологий секвенирования следующего поколения ЦНИИ Эпидемиологии.

Москва



В. А. Заволожин
Центральный научно-исследовательский институт эпидемиологии Роспотребнадзора
Россия

Заволожин Василий Алексеевич — кандидат медицинских наук, младший научный сотрудник лаб. вирусных гепатитов отдела молекулярной диагностики и эпидемиологии ЦНИИ Эпидемиологии.

Москва



Е. Е. Андреева
Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по городу Москве
Россия

Андреева Елена Евгеньевна — доктор медицинских наук, профессор, руководитель Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по городу Москве, главный государственный санитарный врач по городу Москве.

Москва



О. М. Микаилова
Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Московской области
Россия

Микаилова Ольга Михайловна — кандидат медицинских наук, руководитель Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Московской области, главный государственный санитарный врач по Московской области.

Мытищи



И. А. Дятлов
Государственный научный центр прикладной микробиологии и биотехнологии Роспотребнадзора
Россия

Дятлов Иван Алексеевич — доктор медицинских наук, профессор, академик РАН, директор ГНЦ прикладной микробиологии и биотехнологии.

Оболенск



В. В. Кутырев
Российский научно-исследовательский противочумный институт Микроб Роспотребнадзора
Россия

Кутырев Владимир Викторович — доктор медицинских наук, профессор, академик РАН, директор РосНИПЧИ "Микроб".

Саратов



О. Е. Троценко
Хабаровский научно-исследовательский институт эпидемиологии и микробиологии Роспотребнадзора
Россия

Троценко Ольга Евгеньевна — доктор медицинских наук, профессор, директор Хабаровского НИИ эпидемиологии и микробиологии.

Хабаровск



С. В. Балахонов
Иркутский научно-исследовательский противочумный институт Сибири и Дальнего Востока Роспотребнадзора
Россия

Балахонов Сергей Владимирович — доктор медицинских наук, профессор, директор Иркутского научно-исследовательского противочумного института Сибири и Дальнего Востока.

Иркутск



Н. В. Рудаков
Омский научно-исследовательский институт природно-очаговых инфекций Роспотребнадзора
Россия

Рудаков Николай Викторович — доктор медицинских наук, профессор, директор Омского НИИ природно-очаговых инфекций.

Омск



А. Н. Куличенко
Ставропольский научно-исследовательский противочумный институт Роспотребнадзора
Россия

Куличенко Александр Николаевич — член-корреспондент РАН, доктор медицинских наук, профессор, директор Ставропольского научно-исследовательского противочумного института.

Ставрополь



Р. А. Максютов
Государственный научный центр вирусологии и биотехнологии Вектор Роспотребнадзора
Россия

Максютов Ринат Амирович — доктор биологических наук, директор ГНЦ вирусологии и биотехнологии «Вектор».

Кольцово



А. Р. Тотолян
Санкт-Петербургский научно-исследовательский институт эпидемиологии и микробиологии имени Пастера Роспотребнадзора
Россия

Тотолян Арег Артемович — доктор медицинских наук, профессор, академик РАН, зав. лаб. молекулярной иммунологии, директор НИИЭМ им. Пастера.

Санкт-Петербург



А. К. Носков
Ростовский-на-Дону противочумный институт Роспотребнадзора
Россия

Носков Алексей Кимович — кандидат медицинских наук, директор Ростовского-на-Дону противочумного института.

Ростов-на-Дону



Н. Н. Зайцева
Нижегородский научно-исследовательский институт эпидемиологии и микробиологии имени академика И.Н. Блохиной Роспотребнадзора
Россия

Зайцева Наталья Николаевна — доктор медицинских наук, директор Нижегородского НИИ институт эпидемиологии и микробиологии им. акад. И.Н. Блохиной.

Нижний Новгород



В. Ю. Ананьев
Федеральный центр гигиены и эпидемиологии Роспотребнадзора
Россия

Ананьев Василий Юрьевич — кандидат медицинских наук, главный врач Федерального центра гигиены и эпидемиологии.

Москва



Е. В. Ковалев
Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Ростовской области
Россия

Ковалев Евгений Владимирович — руководитель Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Ростовской области.

Ростов-на-Дону



В. В. Молдованов
Центр гигиены и эпидемиологии в городе Москве
Россия

Молдованов Владимир Валерьевич — доктор медицинских наук, главный врач Центра гигиены и эпидемиологии в городе Москве.

Москва



Е. М. Воронин
Центральный научно-исследовательский институт эпидемиологии Роспотребнадзора
Россия

Воронин Евгений Михайлович — кандидат медицинских наук, руководитель научной группы математических методов и эпидемиологического прогнозирования ЦНИИ Эпидемиологии.

Москва



О. А. Кравцов
Центральный научно-исследовательский институт эпидемиологии Роспотребнадзора
Россия

Кравцова Ольга Анатольевна — статистик научной группы математических методов и эпидемиологического прогнозирования ЦНИИ Эпидемиологии.

Москва



М. Б. Глазов
Центральный научно-исследовательский институт эпидемиологии Роспотребнадзора
Россия

Глазов Максим Борисович — руководитель Центра по развитию информационных технологий и систем ЦНИИ Эпидемиологии.

Москва



А. А. Остроушко
Центральный научно-исследовательский институт эпидемиологии Роспотребнадзора
Россия

Остроушко Алексей Александрович — руководитель Информационно-аналитической службы ЦНИИ Эпидемиологии.

Москва



Г. А. Гасанов
Центральный научно-исследовательский институт эпидемиологии Роспотребнадзора
Россия

Гасанов Гасан Алиевич — аспирант ЦНИИ Эпидемиологии.

Москва



Н. Х. Сванадзе
Центральный научно-исследовательский институт эпидемиологии Роспотребнадзора
Россия

Сванадзе Нино Хвичаевна — врач-эпидемиолог лаб. вирусных гепатитов отдела молекулярной диагностики и эпидемиологии ЦНИИ Эпидемиологии.

Москва



М. И. Корабельникова
Центральный научно-исследовательский институт эпидемиологии Роспотребнадзора
Россия

Корабельникова Марина Игоревна — научный сотрудник лаб. вирусных гепатитов отдела молекулярной диагностики и эпидемиологии ЦНИИ Эпидемиологии.

Москва



В. В. Клушкина
Центральный научно-исследовательский институт эпидемиологии Роспотребнадзора
Россия

Клушкина Виталина Владимировна — кандидат медицинских наук, старший научный сотрудник лаб. вирусных гепатитов отдела молекулярной диагностики и эпидемиологии ЦНИИ Эпидемиологии.

Москва



А. С. Черкашина
Центральный научно-исследовательский институт эпидемиологии Роспотребнадзора
Россия

Черкашина Анна Сергеевна — кандидат медицинских наук, руководитель научной группы генной инженерии и биотехнологии отдела молекулярной диагностики и эпидемиологии ЦНИИ Эпидемиологии.

Москва



К. О. Миронов
Центральный научно-исследовательский институт эпидемиологии Роспотребнадзора
Россия

Миронов Константин Олегович — доктор медицинских наук, руководитель лаб. молекулярных методов изучения генетических полиморфизмов ЦНИИ Эпидемиологии.

Москва



А. С. Есьман
Центральный научно-исследовательский институт эпидемиологии Роспотребнадзора
Россия

Есьман Анна Сергеевна — научный сотрудник лаб. молекулярных методов изучения генетических полиморфизмов ЦНИИ Эпидемиологии.

Москва



Н. В. Сычева
Центральный научно-исследовательский институт эпидемиологии Роспотребнадзора
Россия

Сычева Наталья Владимировна — младший научный сотрудник лаб. инфекций, связанных с оказанием медицинской помощи, ЦНИИ Эпидемиологии.

Москва



В. С. Овчинникова
Центральный научно-исследовательский институт эпидемиологии Роспотребнадзора
Россия

Овчинникова Варвара Сергеевна — младший научный сотрудник лаб. инфекций, связанных с оказанием медицинской помощи, ЦНИИ Эпидемиологии.

Москва



А. В. Лукьянов
Центральный научно-исследовательский институт эпидемиологии Роспотребнадзора
Россия

Лукьянов Александр Владимирович — аспирант ЦНИИ Эпидемиологии.

Москва



А. А. Мурадова
Центральный научно-исследовательский институт эпидемиологии Роспотребнадзора
Россия

Мурадова Айсу Абышевна — лаборант лаб. вирусных гепатитов отдела молекулярной диагностики и эпидемиологии ЦНИИ Эпидемиологии.

Москва



Рецензия

Просмотров: 276


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 0372-9311 (Print)
ISSN 2686-7613 (Online)